Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

дудит в дуду

Среда сиюминутных бормотаний чуть-чуть меняется

Предприятие по дублированию вполне сиюминутных по своему существу записей из одного журнала для полночных бормотаний в другой видится мне избыточным, громоздким и нарушающим самую атмосферу полночного сиюминутного бормотанья. Поэтому (по крайней мере, на какое-то время) все выжимки бессонниц и свеч кривых нагар переезжают в блог egy_ember, заведённый затем, что фейсбук стал сопротивляться перепощиванию постов отсюда (но вдруг одумается - будем проверять). Впрочем, в том журнале, не обременённом, в отличие от этого пятнадцати- (с половиной) -летней историею, мне уже понравилось, так что посмотрим.

Прошу любить, жаловать, внимать: https://egy-ember.livejournal.com/ Ник "egy ember" означает по-венгерски "один человек", этим именем достигается и укрытость в безымянности, и смирение, и общечеловечность, и венгерскость, - чего же лучшего желать. По мне. так ничего другого и не надо.

В блоге yettergjart (как я думаю сейчас) будут сохраняться записи, имеющие отношение к учитыванию обретённых книг и сделанной работы.
looking in the sky

Май жестокий с белыми ночами

Братья-близнецы (причём сиамские) май и июнь (май – гуще, июнь – разреженнее) со школьных и студенческих лет – и теперь уж навсегда - ответствуют за смыслы усилия-освобождения, освобождения усилием: продираешься через контрольные работы, зачёты, курсовые, экзамены, через максимальную, предельную, до кровавых глаз и отчаяния, концентрацию самой себя, - и тебя выбрасывает в огромный выдох, в безбрежное, полное невесомости пространство. Вплываешь в июнь, ещё полная телесной памятью об усилии, о пробивании преград, со шрамами и ссадинами от этих преград на себе; шалеешь от позднего июня. Май и ранний июнь, сливающиеся воедино, требуют чрезмерных, настойчивых усилий, зрелый июнь требует свободы, распахнутой жизни во весь рост. Они требуют этого категоричнее и безусловнее, чем требовали когда-то в юности (межчеловеческой) любви и эротической взволнованности (впрочем, взаимоотношения с миром – ещё какая эротика, и жгучая), это важнее любви и эротической взволнованности, поскольку задаёт им большую раму, в которую они вписываются, основу, на которой они держатся.

Поэтому все силы мая, его образующие, все его запахи, его воздух, его свет и сумерки, перепады его температуры, цветение его деревьев – заостряющие человека до последнего, кажется, предела – только и делают, что обещают освобождение, все силы июня – только и делают, что осуществляют и воплощают его.

Май без усилий и преодоления, июнь без освобождения и выдоха – бессмыслица. И вот, усилия есть, - а освобождения и выдоха не происходит – или они слишком, исчезающе кратки.

SAM_8451
looking in the sky

Простимся же с апрелем небольшими (но, право, сочными) трудофф плодами!

Книги апреля // https://literaturno.com/overview/knigi-aprelya-doktor-garin-i-devochka-robot/

[О книге: Анаит Григорян. Осьминог. Эксмо: Inspiria, 2021]

Ольга Балла, литературный критик:

— «Японский» роман Анаит Григорян, собственно, может быть назван японским и без всяких кавычек. И не только потому, что действие его целиком разворачивается в японской провинции — настолько глухой, что, как говорит автор, «многие японцы до сих пор не подозревают» о том, что эти места вообще существуют. Важно, что для авторского взгляда жизнь на маленьком рыбацком острове Химакадзима — описанная подробно и, как можно понять, с основательным знанием дела — не экзотична. Она, скорее, рутинная, фоновая, — и не затем ли нужен в романе единственный русский персонаж (не главный, как может сначала показаться; кто там на самом деле главный — прояснится лишь к концу), чтобы хоть как-то эту жизнь экзотизировать, то есть — сделать видимой и ощутимой? (То, что он русский — в сущности, вполне случайно и ни на чем всерьез не сказывается; с тем же успехом Арэкусандору-сан мог бы быть и американцем, за которого его упорно принимают местные жители. Тут просто важна вынесенная вовне точка зрения — да и то не всегда: время от времени этот персонаж пропадает со сцены, уходит в подпочвенные воды повествования.)

Самое интересное в «Осьминоге» — совсем не густой и плотный местный колорит. Куда важнее то, что этот роман — попытка решительного выхода за пределы русского литературного сознания, русских культурных условностей, присвоения и проживания изнутри японского видения мира, японского чувства жизни и смерти. Небольшой осторожный спойлер: да, это именно о них, об их взаимопроникновении, об их общих источниках и о таинственных силах, пронизывающих существование — о природе которых возможно только догадываться.
ель

Между итогами

Перед новыми годами – личными ли, всехними ли (перед этими последними, пожалуй, особенно: дни рожденья – маленькая дверца в будущее, Новые года – огромные, распахнутые в него ворота) – скручивает меня обыкновенно такая, как бы беспредметная (да предмет всегда найдётся, даже стараться не надо), физиологическая тоска и тревога, тревога и тоска, что единственное средство от неё – работать, не поднимая головы, тем ещё упрямее, что поднять её, а лучше всего положить при этом на подушку, отчаянно хочется.

Оглядываясь на хаотическую груду наработанного таким образом (189 опубликованных за год текстов – это даже неприлично, в этом есть некоторое нецеломудрие, я бы сказала, разновидность невесёлого разврата), понимаешь со всей очевидностью, что не результаты – цель этого работания, они – в подавляющем большинстве, почти исключительно - его побочный продукт. Пестро, крикливо, суетно, мелко, разбросанно, сколько ни сгребай.

Хочется же крупности, цельности и глубины. Понятно, что они не многописанием даются? – чем-то (совсем; структурно) другим. Внутренней конфигурацией, совокупностью установок, типом взгляда. Личностным масштабом.

«Скрипи, скрипи, перо. Переводи бумагу.»
лакает

Случайно забредя на книжную ярмарку

(второй день почти-подряд) и выбравшись оттуда с большими финансовыми потерями, но с изрядными приобретениями бумаги с буковками:

А как они пахнут, Боже мой, эти рядом лежащие книжки, - ни запаху весеннего цветения, ни запаху моря, ни даже - почти - запаху осени (хотя он уже всерьёз конкурирует) не превзойти их запаха по мощи обещания - сразу всего. Конечно, будущего и смысла, - но чего ещё-то надо? Всё остальное приложится нам.

20200905_203216[1]
лакает

К посткарантинным спискам далее

(5) Поверите ли: скучаю и томлюсь я ещё по редакции журнала «Новое литературное обозрение» на Тверском любезном моём бульваре, где тихо и терпеливо поджидает меня, верю, авторский экземпляр 163-го его номера, а на полках - множество книг соответствующего издательства, в которых можно и нужно сладострастно рыться, а затем хлопнуть изрядную сумму на некоторую их часть и удалиться, весело сокрушаясь о своём расточительстве и о скоротечности дней нашей жизни. А потом засесть с книжечкою в какой-нибудь из кофеен на Тверской да и потерять счёт времени – чтобы затем выскочить оттуда в ужасе, что столько времени прошло, в смятенном стыде за проматывание его в удовольствиях и уговаривая свою совесть на бегу тем, что непременно, непременно про читаемую книжечку напишешь и тем самым хоть немного оправдаешься в своей разнузданности.
не спи

К самопрояснению

В ночном - уже и утреннем - бессонничаньи есть (помимо и сверх рабочей необходимости, которую можно же уместить в день, даже особенного умения не нужно, всего лишь некоторое старание) эдакое сорвиголовство, эдакое пропади-всё-пропадом, вразнос и по кочкам, разновидность разгула, - не говоря уж о "выматывании бессмертной души", о нарабатывании себе целительной усталости, притупляющей, стёсывающей чувства, защищающей от того, чего чувствовать сил никаких нет и не чувствовать невозможно. Так что в утверждениях о том, что ночные бдения сродни пьянству, не только нет ничего парадоксального, но, напротив того, сплошная самоочевидность. А что это пьянство прикидывается конструктивным, так от того ещё и хлеще.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/421923.html. Please comment there using OpenID.
счастие

Когда правильному библиофагу говорят,

что, например, на зарплату за май он может не надеяться, куда он идёт и что он там делает?… - Вы уже поняли.

(1) Николай Болдырев. Рильке. – М.: Молодая гвардия, 2018. – (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1779);

(2) Юрий Мамлеев. Воспоминания. – М.: Издательская группа Традиция, 2017;

(3) Тамара Петкевич. Шёпот пепла. Письма Александра Гавронского. – СПб.: Балтийские сезоны, 2017;

(4) Александр Гезалов. Солёное детство. Документальная повесть выпускника детдома. – М.: Никея, 2018;

(5) Ольга Берггольц. Мой дневник. Т. 2: 1930-1941 / составление, текстологическая подготовка, подбор иллюстраций Н.А. Стриженовой; вступительная статья Т.Ю. Красовицкой, Н.А. Стрижковой; комментарии Н.А Громовой, Н.А Стрижковой. – М.: Кучково поле, 2017.

И подумаешь, деньги. Нужны-то они мне. Вот залягу на диван, обложусь книжками, буду их читать и представлять себе, что, лёжа на верхней полке в Идеальном Поезде, еду во Владивосток. (Проезжая, разумеется, Благовещенск, Биробиджан, Хабаровск. С долгими остановками. В несколько дней.)

А также на Камчатку, на Чукотку – и на Сахалин и Курильские острова, поскольку поезд идеален и по морю тоже ходит.

И буду представлять себе местности и города, которые я проезжаю. В подробностях.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/328091.html. Please comment there using OpenID.
хребты безумия

Добыча 16.03.18.

После презентации этих вот книжечек на знаниесильско-гефтеровском лектории отправился библиофаг в (счастливо до часу ночи) работающий книжный в надежде эти книжечки там обрести, а также, если вдруг повезёт, обрести и дивный альбом о львах в московской архитектуре (Татьяна Доронина, Анна Завьялова, Ольга Калугина. Московские львы. – М.: БуксМАрт, 2018), виденный в руках одного счастливого обладателя. Но ничего из сказанного библиофаг ни увидеть, ни начать искать не успел, поскольку увидел следующее:

(1) Сергей Зотов, Михаил Майзульс, Дильшат Харман. Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии. – М.: АСТ, 2018. – (История и наука Рунета);

(2) Бенуа Петерс. Деррида / Пер. с фр. Д. Кралечкина при участии В. Гавриленко (гл. 3-4); под науч. ред. И. Кушнарёвой при участии В. Анашвили, М. Маяцкого. – М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2018. – (Интеллектуальная биография).

Поняв, что противостоять увиденному он просто не может, и хлопнув на всё перечисленное дикое количество денег, библиофаг немедленно в смятении выскочил из магазина, тщась избежать ещё больших трат, и бросился бежать. Только его и видели.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/312100.html. Please comment there using OpenID.
кот1

К психопатологии обыденного

Расписание дэдлайнов одного идиота библиофага:

10 марта, 13 марта, 15 марта, 17-18 марта, 20 марта, 23 марта. (Заплатят [как я, по крайней мере, надеюсь] только за работу к первым четырём, но кто нам считает.)

При осознании всего этого немедленно захотелось спать.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/310722.html. Please comment there using OpenID.