Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

дудит в дуду

Среда сиюминутных бормотаний чуть-чуть меняется

Предприятие по дублированию вполне сиюминутных по своему существу записей из одного журнала для полночных бормотаний в другой видится мне избыточным, громоздким и нарушающим самую атмосферу полночного сиюминутного бормотанья. Поэтому (по крайней мере, на какое-то время) все выжимки бессонниц и свеч кривых нагар переезжают в блог egy_ember, заведённый затем, что фейсбук стал сопротивляться перепощиванию постов отсюда (но вдруг одумается - будем проверять). Впрочем, в том журнале, не обременённом, в отличие от этого пятнадцати- (с половиной) -летней историею, мне уже понравилось, так что посмотрим.

Прошу любить, жаловать, внимать: https://egy-ember.livejournal.com/ Ник "egy ember" означает по-венгерски "один человек", этим именем достигается и укрытость в безымянности, и смирение, и общечеловечность, и венгерскость, - чего же лучшего желать. По мне. так ничего другого и не надо.

В блоге yettergjart (как я думаю сейчас) будут сохраняться записи, имеющие отношение к учитыванию обретённых книг и сделанной работы.
alma1

К персональным суевериям: Событие и его тень

Вообще же я думаю (в порядке персонального суеверия), что чем событие / явление крупнее, тем гуще и чернее тень, которую оно отбрасывает. Сицилия - такое мощное чувственное событие для среднемосковского человека, что, право, никакого (утраченного в Милане) чемодана не жалко - тем ещё более, что на самом деле его жалко. И вообще было бы странно, если бы за такое событие, перерастающее рамки московского обыденного воображения, с нас не взяли бы (Мировое Равновесие с нас не взяло бы) в той или иной крупной валюте, не обязательно денежной, и адекватнее всего как раз - не в денежной, а в чём-нибудь в той или иной степени невосполнимом. Это как-то даже естественно. А чтобы прочувствовали.

Зато на сетчатке моей золотой пятак, и не один, и точно хватит на всю длину потёмок.

DSC07558

DSC08186

Collapse )
bibliophagus_chasid

Добыча 09.11.19.:

(1) Золтан Бёсёрмени. Сиротство / Перевод с венгерского Ю. Гусева. - М.: Водолей, 2019;

(2) Александр Генис. Княгиня Гришка: Особенности национального застолья. - М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2019;

(3) Rigas laiks: Русское издание. - Осень 2019.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/477687.html. Please comment there using OpenID.
пойманный свет

К антропологии вещи

Вещи – обереги от небытия, стражи на границах между человеком и миром. (И сгустки бытия, конечно. У бытия есть разреженные и сгущенные области, - точнее, так: области разной степени сгущенности и разреженности.)

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/418310.html. Please comment there using OpenID.
ветвь

К сезонным предсмыслиям

Весна не для того, чтобы работать. Весна для того, чтобы созерцать бытие, впитывать его, пренебрегать условностями. Весна – время цельности, безграничья, растворения границ в весеннем воздухе, всеединства.

Весна пьянит - изо всех сил, всей мощью напоминая нам, что мир необозримо и непреодолимо превосходит и наши (хрупкие, как декорации) обязательства, и наши обстоятельства, и нас самих.

Весна – это наглядный, осязаемый урок сразу и крупности мира, и нашей незначительности.

И если в молодости – да вообще чуть ли не всю жизнь! – это тревожило, беспокоило, угнетало, вызывало протест и желание спрятаться (защищаться от весны – оберегая свои хрупкие, спорные, проблематичные границы), - то теперь это освобождает.

Потому что не только понимаешь, но и соглашаешься, и радостно принимаешь – что так оно и есть.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/322394.html. Please comment there using OpenID.
ecset

К персональным суевериям

Мнится, дело пойдёт – по крайней мере, имеет очень большой шанс пойти тогда, когда возникает чувственное согласие с предметами, которые с ним связаны, когда есть чувственная симпатия к ним. Предметы, мнится, сами за собою во многом потащат те душевные и умственные процессы, которые нужны для выполнения соответствующего дела, сами направят их в нужные русла, - и правда в этом отчасти есть, потому что предметы настраивают человека – как целое, как умственно-чувственное единство – на то, к чему они имеют отношение.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/258909.html. Please comment there using OpenID.
вгрызывается

Добыча 23.11.15.

(1) Валерия Пустовая pustovayava. Великая лёгкость. Очерки культурного движения. - М.: РИПОЛ классик, 2015. - (Лидеры мнений);

(2) Сергей Чупринин. Вот жизнь моя. Фейсбучный роман. - М.: РИПОЛ классик, 2015. - (Лидеры мнений);

(3) Марина Гарбер. Каждый в своём раю: Стихотворения. - М.: Водолей, 2015.
Durer

Не смыкать

И мнится – совершенно уже язычески, на уровне персональных суеверий (в каждом – непрояснённые пласты язычества, а некоторые из них - чуть-чуть и прояснённые), что любовь – к человеку ли, к части ли мира, к миру ли как таковому – это – буквальное, собственными усилиями, собственным неослабным напряжением поддержание жизни в любимом, что, пока мы его любим, он / она / оно будет жить, - тут важно не смыкать внутренних глаз. Под любовью в данном случае разумею я острое, всем существом переживания ценности* того, что любимо.

*и с нею, неминуемо, хрупкости. Её не хочется здесь упоминать, но и не упоминать её было бы нечестно. (Едва отличимых друг от друга, не отличимых вообще) ценности и хрупкости, да.
краски

К персональным суевериям

(Нужны же человеку суеверия: по ним он ориентируется в том, в чём в принципе ориентироваться нельзя, и находит в них опору там, где вообще-то нет опоры. А поскольку в общераспространённые суеверия уж слишком никак не верится – их массовость как бы дискредитирует их в глазах переполненного гордынею скептика – приходится обзаводиться своими, штучными, подобранными под собственную душевную стилистику и пластику).

О том, удастся ли что бы то ни было, - предприятие ли той или иной степени масштабности и интеллектуальности, год ли, - угадываю по собственному эстетическому чувству связанных с этим делом или временем предметов, ближайшей к себе предметной среды вообще, по степени собственного согласия с этой средой и её элементами. Сочетаются ли по цвету друг с другом предметы, случайно оказавшиеся рядом; радостно ли мне это цветосочетание видеть, приятны ли имеющие отношение к делу предметы на ощупь; как ложится на бумагу почерк, которым записывается что бы то ни было, с делом связанное. Мнится даже (суеверить так суеверить), будто правильно подобранными по цвету и ощупи предметами можно приманить «правильное», благосклонное ко мне будущее, тонко его на себя настроить, - и, напротив, предметами, диссонирующими со мной и друг с другом, грубыми, случайными и чуждыми ничего не стоит его отпугнуть или испортить.

(Всё это – в общем контексте того неизменно сопровождающего чувства, что предметы говорят с нами всем своим телом, они красноречивы; они – адресованные нам высказывания бытия.)

Ошибаюсь, конечно, как не ошибаться (причём чаще – когда думаю, что «ничего не выйдет», впрочем, именно так я обыкновенно и думаю, - впрочем же, это такой защитный механизм, чтобы не с разбегу врезаться в будущую возможную неудачу, но подготовиться к ней, как бы заранее к ней привыкнуть, обжить её; когда, против ожидания, затеянное получается – удивляюсь) - но первичную опору в хаосе это даёт. И когда получается – особенно, когда случается само собой, без моих стараний – согласие с предметами, это даёт поддержку в затеваемом предприятии – практически всегда. Поскольку, вероятно (как и положено хорошо приспособленному суеверию), правильно настраивает и даёт чувство некоторой защищённости.
a hold felé

Работа и я

И ничего-не-успевание (конечно же, нарочно себе устроенное – как и проматывание, прожигание жизни; впрочем – это его разновидность) нужно только и исключительно затем, чтобы острее почувствовать хрупкую драгоценность жизни. Её горькую сладость.

Вообще, чем дольше живу, тем яснее, что в так называемой работе, вообще в делах человеческих практически необходимое, даже мягче – практически важное занимает довольно скромное место. Остальные неизмеримые пространства заняты символическим, важным психологически, экзистенциально, мистически, наконец. (Впрочем, у всего этого есть тоже в своём роде практические смыслы – и куда, пожалуй, практичнее, чем практическое как таковое.)