Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

дудит в дуду

Среда сиюминутных бормотаний чуть-чуть меняется

Предприятие по дублированию вполне сиюминутных по своему существу записей из одного журнала для полночных бормотаний в другой видится мне избыточным, громоздким и нарушающим самую атмосферу полночного сиюминутного бормотанья. Поэтому (по крайней мере, на какое-то время) все выжимки бессонниц и свеч кривых нагар переезжают в блог egy_ember, заведённый затем, что фейсбук стал сопротивляться перепощиванию постов отсюда (но вдруг одумается - будем проверять). Впрочем, в том журнале, не обременённом, в отличие от этого пятнадцати- (с половиной) -летней историею, мне уже понравилось, так что посмотрим.

Прошу любить, жаловать, внимать: https://egy-ember.livejournal.com/ Ник "egy ember" означает по-венгерски "один человек", этим именем достигается и укрытость в безымянности, и смирение, и общечеловечность, и венгерскость, - чего же лучшего желать. По мне. так ничего другого и не надо.

В блоге yettergjart (как я думаю сейчас) будут сохраняться записи, имеющие отношение к учитыванию обретённых книг и сделанной работы.
looking in the sky

К гармоническому синтезу лени и труда

Многолетний опыт упорно показывает, что делать работу (да, в том числе и срочную, и требующую внимания; особенно её!), не сконцентрировавшись на ней исключительно, но постоянно от неё отвлекаясь – и надолго зависая вниманием на том, что не имеет к ней ни малейшего отношения – оказывается в конечном счёте гораздо эффективнее, чем делать ту же работу, сконцентрировавшись на ней безраздельно, - настолько, что за это стоит заплатить тем (по видимости избыточным) временем, которые таким образом на неё затрачивается; что поделаешь, в другой валюте не берут. И не только потому, что, переводя таким образом занятое работой сознание в латентную форму и подключая, видимо, ресурсы подсознания (состояние, родственное сумеречной зоне между сном и явью), получаешь возможность неожиданных решений. Конечно, получаешь, - но самое главное: если таким образом – именно нерегулярно, произвольно – не отвлекаться – просто не будет воздуха. Прямо физически начнёшь задыхаться. Отвлечения – это окна, пробиваемые в клаустрофобически замкнутом помещении работы. Пробиваемые наугад, наобум, главное – чтобы был свет и воздух.
из заката в ночь

О пользе и вреде истории для жизни, или Стадия принятия

…А может быть, так даже и лучше, правильнее – разумеется, в последнюю очередь в финансовом смысле, хотя, конечно, и в нём тоже (аренда громадного здания, которое нам уже фатально нечем – главное, некем – заполнить, требовала непомерные объёмы ресурсов). В старом здании слишком много, избыточно много, катастрофически много памяти. Его стены слишком пропитаны голосами и безмолвным присутствием тех, кто никогда не придёт. (От этого хочется кричать криком.) Так невозможно. Дерзну сказать, что это слишком похоже на жизнь на кладбище. Такие объёмы прошлого слишком давят на живую жизнь – как многокилометровые толщи океанской воды, - а она же, при всех её несовершенствах, живая и хочет быть самой собой, и должна быть самой собой. При всей чудовищности этой формулировки, утрата – Господи, ведь любая утрата! – это освобождение. О прежней жизни всё-таки слишком ясно, что её никогда не будет. Она завораживает (а добавим сюда ещё и ретроспективную идеализацию, которой никто не минует!). Она превращает заворожённого ею человека в мушку в янтаре – в золотистом, солнечном, медовом янтаре драгоценного прошлого, которое слишком настойчиво и слишком убедительно притворяется настоящим. И, наверное, настало время заткнуть уши воском, не слушать пения этих сирен - и выйти из-под их гипнотического воздействия.

2010
фото 2010 года
бейся головой

К психопатологии обыденного

Мне так привычно состояние вины и неудачности, они, неустранимые, так давно и надёжно приспособлены под эмоциональную экономику и текущее смыслопроизводство, так неотделимы от концепции личности в целом и от самого, фонового и базового, чувства её, что из них не то что не хочется или не получается выходить, а я просто не знаю, как жить без них: это же значило бы строить себя по совсем другому генеральному плану, с другими точками сборки, менять всю душевную ойкономию, - но для этого просто нет навыков.

По счастью, так вопрос и не стоит.

Поэтому приходится (само собой получается) воспроизводить вину и неудачу на любом доступном материале: главное, чтобы они были.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/351426.html. Please comment there using OpenID.
a hold felé

Об усилии быть

Пока живёшь в некотором пространстве – у тебя с ним общее кровообращение (независимо, разумеется, от того, замечаешь ты это или нет). Даже когда ездишь туда время от времени, пусть нерегулярно, пусть редко, - эта физиологическая, «прежде смысла её» связь сохраняется, всякий раз возобновляясь, пусть с трудом, но всё-таки. Стоит перестать – пространство закрывается перед тобой. Оно забывает тебя, шарахается при встрече. Не узнаёт, не видит, не слышит. Что было горячим и чутким – остывает, становится невосприимчивым. Общие кровеносные сосуды оборвались и заросли.

Отношения с пространствами, подобно отношениям с людьми, - то, что нуждается в постоянных усилиях возобновления, в усилиях присутствия, если угодно, - то, что немыслимо вне усилий (эти же последние, в свою очередь, - немыслимы без какой-то степени самопреодоления).

Почти совсем не о том – и всё-таки ещё о том: чтобы быть – надо себя в некоторой степени преодолевать. Среди накапливаемых с годами инерций есть и – крепнущая потихоньку – воля или, вернее, тяга к небытию. Бытие постепенно смещается в область усилий и сознательного контроля. На которые всё меньше хочется тратить себя. Этой потребностью в сбережении энергии прикидывается – не слишком, в общем, умело – тяга к небытию. Маска, я тебя знаю.

Collapse )
из заката в ночь

Но кто нас защитит от ужаса, который

был бегом времени когда-то наречён.

Какое всё-таки счастье, что хотя бы времена года возвращаются, повторяясь с неизменной, недостижимой точностью: с точностью световых оттенков, состояний воздуха, - кто бы подумал, что всё это, совершенно пренебрегая историей, способно быть пережитым здесь и сейчас так же, как двадцать, тридцать, сорок лет назад? Что может в незамутнённой точности вернуться и переживаться, сколько сил станет, раннедекабрьский вечер какого-нибудь 1976 года: пятый класс, ещё не начала толком кончаться вторая четверть, тёплые декабрьские окна горят в сумерках, сыро, мохнато и медленно. Падает снег.

В простом, расчисленном по календарю, прибавлении света после 22-го декабря, в простом наступлении января и в смене его всё более светлеющим февралём (которые не перестают переживаться как события, сколько бы ни повторялись – изумляешься всякий раз: ведь могло бы и не наступить!), в простой этой терпеливой верности времён года, температурных и световых режимов своему, не озабоченному историей, распорядку есть если и не обещание вечности, то, по крайней мере, хоть что-то от неё, доступное чувственному переживанию при жизни – и что мнится пусть призрачной, но всё-таки защитой против истории и её уничтожающей власти. Не говоря уже о том, что всякий же раз, возвращаясь, очередное время года принесёт с собою полные пригоршни заботливо сбережённых – до мелочей – воспоминаний: смотришь и думаешь – всё живо.

Повторяемости для того именно и даны, чтобы их надёжной сеткой уловить и удержать неповторимое – и ввести его в состав повторяемого. Раз случившись, всё тот же наугад припомнившийся день из пятого класса будет вспоминаться и вспоминаться, врастёт (да врос давно уже) в биографическую матрицу, в самую плоть вещей и зданий, которые были когда-то его фоном. Теперь они станут пластинкой, на которой он – вместе с многими днями – записан и может теперь оттуда считываться – всем человеком, как старой граммофонной иглой. Да, с хрипами, с шумами, но звуки-то те же. Повторяющееся сберегает и оберегает. Оно почти обещает защиту. В календаре, в его ячейках, мнится, можно прятаться.

Что бы ни случилось, - думаешь, - будет январь.

Collapse )
szemüveg

Плоды трудофф

Экономика смыслов: Интервью с доктором географических наук Александром Пилясовым, профессором политической экономии, директором Центра экономики Севера и Арктики Совета по изучению производительных сил Министерства экономического развития России и РАН // Знание-Сила. - № 12. - 2013. = http://znaniesila.livejournal.com/64817.html ; http://gertman.livejournal.com/150870.html
пойманный свет

Делайте запасы: О формах тревоги

Пока тему не выговорю, не остановлюсь.

У меня до сих пор, оказывается, жгучий роман с миром: хочется пожирать его крупными кусками, впихивать его в себя как можно больше.

Как будто это обеспечит мне бессмертие или, по крайней мере, - долгую, огромную жизнь.

Очень подозреваю, однако, что в моём случае жадность к жизни (нахватать всего поскорей и побольше: работы, впечатлений, вербальных и невербальных текстов… - и чувствовать себя потом от души виноватой, не справляясь со всем в должном объёме [нормально; входит в смысловой комплекс, так что уже и не ропщу – и даже, пожалуй, не сопротивляюсь: классический пример прирученности и осёдланности собственных тараканов] – форма тревоги: прямое следствие мнительности, пессимизма, катастрофизма и алармизма (и трусости, да – без неё всё перечисленное просто не водится). «Нахватать» всего и именно сейчас – потому что потом «а вдруг» начнётся Мировая (вариант: гражданская) война, Мировой Кризис, уволят с работы, все деньги обесценятся, начнутся болезни и т.д. – Поэтому - всем (не только работой, всем вообще, - работа – просто наиболее острый, концентрированный случай) набивать щёки немедленно и сию минуту. Чистая паника и истерика, притом заранее, на всякий случай. (Что характерно, алармизму такого рода совершенно не присуще смирение и / или принятие предполагаемых обстоятельств.) Люди более реалистичного склада с моим душевным устройством наверняка запасаются консервами, солью, спичками, золотыми вкладами в зарубежных банках. А я вот – впечатлениями, которые, разумеется, ничего не спасут – но идея того, что они-де будут «освещать изнутри во мраке» - понята как-то уж слишком буквально.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/138524.html. Please comment there using OpenID.
kurva politika

Возделываю свой сад: лытдыбр библиофага

Человек.ru: Гуманитарный альманах. - № 7 (2011). - Тема номера: Антропологические тренды: от понимания к управлению. – Новосибирск: Новосибирский Государственный Университет экономики и управления; Институт синергийной антропологии, 2011.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/71210.html. Please comment there using OpenID.
за гранью

К метафизике повседневности: О красоте

Красота – чувственно переживаемого свидетельство не того непременно, что Он есть, но во всяком случае того, что есть Нечто, Что держит всё сущее в мире в некотором единстве и чуткой взаимосогласованности, настолько всеобъемлющей, всепроникающей и точной, что она просто не может быть достигнута усилием или случаем.

Она всегда метафизична. Всегда, даже если это красота солнечного пятна на затоптанном полу или наклейки на консервной банке.

Она – только потому в глазах смотрящего (а она – там, конечно), что Кто-то её туда вложил. В качестве многофункционального оптического устройства.

Неустранимой множественностью и культурным разнообразием эстетических критериев и предпочтений это только подтверждается. То, чему они призваны служить проводниками, так велико, что иначе как множественностью человеку этого не охватить. Это как очки с фильтрами на глазах, чтобы разглядеть солнце – которые непременно будут отсекать какую-то часть спектра.

http://lj.rossia.org/users/argjath/6593.html