Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

дудит в дуду

Среда сиюминутных бормотаний чуть-чуть меняется

Предприятие по дублированию вполне сиюминутных по своему существу записей из одного журнала для полночных бормотаний в другой видится мне избыточным, громоздким и нарушающим самую атмосферу полночного сиюминутного бормотанья. Поэтому (по крайней мере, на какое-то время) все выжимки бессонниц и свеч кривых нагар переезжают в блог egy_ember, заведённый затем, что фейсбук стал сопротивляться перепощиванию постов отсюда (но вдруг одумается - будем проверять). Впрочем, в том журнале, не обременённом, в отличие от этого пятнадцати- (с половиной) -летней историею, мне уже понравилось, так что посмотрим.

Прошу любить, жаловать, внимать: https://egy-ember.livejournal.com/ Ник "egy ember" означает по-венгерски "один человек", этим именем достигается и укрытость в безымянности, и смирение, и общечеловечность, и венгерскость, - чего же лучшего желать. По мне. так ничего другого и не надо.

В блоге yettergjart (как я думаю сейчас) будут сохраняться записи, имеющие отношение к учитыванию обретённых книг и сделанной работы.
férgecske

Вот какие книжечки обещает нам щедрое Мироздание:

Кондор. Антология поэзии раннего немецкого экспрессионизма. Эрнст Бласс — Макс Брод — Артур Драй — Заломо Фридлендер — Херберт Гроссбергер — Фердинанд Хардекопф — Георг Хайм — Курт Хиллер — Артур Кронфельд — Эльзе Ласкер-Шюлер — Людвиг Рубинер — Рене Шикеле — Франц Верфель — Пауль Цех. Перевод Егора Зайцева = https://syg.ma/@libra/kondor-antologhiia-poezii-ranniegho-niemietskogho-ekspriessionizma ;

Кондор. Антология поэзии раннего немецкого экспрессионизма

Майкл Дэвид-Фокс. Пересекая границы: модерность, идеология и культура в России и Советском Союзе / Пер. с англ. Т. Пирусской. - М.: Новое литературное обозрение, 2020. Аннотация: "Был ли советский строй уникальным явлением для XX века или его революционная новизна сильно преувеличена? Был ли СССР, несмотря на все эксцессы коммунистического эксперимента, лишь частным примером модерного государства? Американский историк Майкл Дэвид-Фокс стремится уйти от противопоставления «особого пути» Советского Союза и общей модерности и рассматривает историю СССР во всем ее многообразии, показывая, как советская система переработала наследие Российской империи и развилась в сложную интеллигентско-этатисткую форму модерности с присущим ей набором новых практик. Майкл Дэвид-Фокс — историк, профессор Джорджтаунского университета в Вашингтоне, научный руководитель Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий Высшей школы экономики, редактор-основатель журнала «Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History»." = https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2769057383191460&set=a.151388534958371&type=3&theater

Дэвид-Фокс_Пересекая границы
скоропись

Скорописания плоды:

скоропись ольги балла (О книгах: После Сталина: позднесоветская субъективность (1953–1985): сборник статей / Под ред. А. Пинского. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2018; Гасан Гусейнов. Язык мой — Wrack мой. Хроника от Ромула до Ленинопада. — Киев: Laurus, 2017; Павел Полян. Географические арабески: пространства вдохновения, свободы и несвободы. — М.: Издательство ИКАР, 2017) // Знамя. - № 5. - 2018. = http://znamlit.ru/publication.php?id=6933

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/333417.html. Please comment there using OpenID.
счастие

Добыча 23.10.17.:

(1) Алексей Конаков. Вторая вненаходимая: Очерки неофициальной литературы СССР. - СПб.: Транслит, 2017;

(2) Пауль Целан. Мак и память / Перевод с немецкого А. Прокопьева. - М.: libra, 2017;

(3) Аркадий Ипполитов. Ожидатели августа. - СПб.: Сеанс, 2017.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/275460.html. Please comment there using OpenID.
странствует

И Краснодар

Сам город пока предстаёт как растянутый, краснокирпичный (любимый здешний строительный материал, - в этом Краснодар похож на Таганрог, но Таганрог гораздо более уютен, изящен, точен, продуман, - маленький прото-прото-Петербург, а Краснодар - смятенное скопище казацких станиц) неровный, тёмный, неспокойный, под ним хаос шевелится. Город частных домов - тянутся длинными-длинными улицами, закрытых и запертых на перекладину ставень (характернейшая местная архитектурная деталь), высоких глухих заборов, дорогих претенциозных машин (Д. нашёл это верным признаком того, что "город бандитский" и обозвал его "городом белых БМВ" - их тут на самом деле заметно больше среднестатистического). Улицы в большинстве неряшливы, с разбитым асфальтом, завешанные дикорастущим, избыточным буйством вывесок и реклам, как в самой глубине девяностых. Вдруг из хаоса выпрыгивают здания с резко индивидуальной (до перенапряжения) архитектурной физиономией, - все они в основном относятся явно к концу XIX - началу XX века. Много домов запущенных и нечистых. То, что здесь настроено в последние десятилетия советской власти, как и повсюду в нашем отечестве, - слепо и безлико. То, что настроено после советской власти - безлико не менее. Стоит сделать шаг-другой в сторону от центральных улиц - оказываешься на тишайшей, деревенского облика окраине (мы, собственно, живём именно в таком месте - окно в сады и дворы с хозяйственными постройками, ни души, чистая тишина). Целостного облика (пока?) не уловить, стоящей за ним внятной градоустроительной мысли - тем менее. При всём этом город явно огромный и сразу же, с первых проеханных по нему метров, чувствуется как мощный.
Collapse )
Большой Словарь Всего

И в утешение себе

А зато вот сегодняшняя добыча:

(1) Н. Лебина. Энциклопедия банальностей. Советская повседневность: контуры, символы, знаки. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2006.

(2) Советская власть и медиа / Сборник под ред. Х. Гюнтера и С. Хэнстен. – СПб.: Академический проект, 2006.

(3) Бремя развлечений: Otium в Европе XVIII-XX вв. - СПб.: Дмитрий Буланин, 2006.

(4) Анатолий Зверев в воспоминаниях современников. – М.: Молодая гвардия, 2006. – (Библиотека мемуаров: Близкое прошлое; Вып. 18)
ВДНХ

Оправдание потери, или Pax Sovietica

Вот что я тут, среди прочего, по долгу службы написала - в качестве "Исподлобья" к очередной полосе "Концепции":

Оправдание потери
Ольга Балла

Самое большое приобретение моего поколения (о других говорить трудно, но насчёт своего вполне уверена) – это потеря.
Collapse )

Ну так вот, на самом-то деле мне, бывшей лютой диссидентке, сейчас отчаянно жалко погибший Советский Союз, единый советский мир (мир и мiр), pax Sovietica. Жаль возможности передвигаться по пространству, известному теперь как "постсоветское", не чувствуя себя совсем уж чужой нигде; жаль, что я так мало использовала тогда эту возможность (всё думала - вечность впереди!). Я прекрасно понимаю, сколь много в этом замечательном чувстве иллюзорного, и отношусь к нему, надеюсь, с той иронией, которой оно заслуживает, и стараюсь держать дистанцию между собою и им. И тем не менее мне постоянно думается о том, что мы обеднели с тех пор, - мы все, а не только русские. Правда, у меня и дома ещё идут постоянные разговоры об этом, - моему любимому человеку сейчас 53 года, у него в Советском Союзе почти вся жизнь прошла (хотя и он не испытывал симпатий к советской власти, но это отсутствие симпатий, я подозреваю, было уже неизбежно для людей с определённым интеллектуальным уровнем и степенью внутренней честности). Ну так вот, естественно, постоянно вспоминается советская жизнь. И вот мы с ним сейчас оба напоминаем мне людей тех поколений, жизни которых разрубила надвое Первая мировая война и всё, что за ней последовало. Многим долгие годы казалось, что это нарушение "естественного" порядка жизни не навсегда, что всё нынешнее не вполне может быть, что оно, пожалуй, даже "исправится" (как недоразумение), "пройдёт" (как случайный сбой)... Штука в том, что, оказывается, даже я, у которой в личном, биографическом смысле почти всё самое главное было уже после советской власти (значит, дело не в личном?), время от времени ловлю себя на чувстве, что воспринимаю нынешний мир как нечто не совсем полноценное, самоценное, самостоятельное - как (разрушающийся) остаток советского мира, его бледную выцветающую копию.