Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

на ветвях лежит

Пусть будет и здесь

(а не только во всепоглощающем ФБ)

Как сказал прекрасный paslen, снегопад обновляет восприятие. - Пожелаем же самим себе и друг другу в новом году обновления восприятия - и снегопада как его чувственного, телесно проживаемого символа.

(Я по снегу как-то не томлюсь, но понимаю, что его отсутствие задерживает нас в [благословенном] безвременьи-вневременьи осени [из которой я бы не вылезала вообще] и затрудняет обряд перехода - совершаемый всей совокупностью мира в целом. - Пусть всё-таки будет.)
кот2

Похвала усталости

И всё-таки усталость – великая, благословенная вещь (даже при том, что располагает – скорее вынуждает – к тяжеловесному вязкому письму), она учит многому незаменимому. Прежде всего – экономии усилий и ресурсов, рациональному их распределению (человеку, по своему устройству очень далёкому от рациональности и расположений к ней, это чрезвычайно важно: ничто другое не учит). Она уберегает от растраты себя на совсем уж ненужное (ну и, заодно, учит взвешивать на внутренних весах, что важно, а что нет), например, от того, чтобы ввязываться в конфликты. Учит двигаться от замысла к цели по кратчайшим траекториям, потому что на длинные траектории просто нет топлива. Полнота сил слепа в своей самодовольной полноте. Усталость открывает в человеке – прежде, чем он от неё рухнет – огромные внутренние глаза.
кот1

Чтобы не пропало средь фейсбучных бормотаний

Обожаю благословенную рутину, автоматизмами своими забирающую основную часть труда на себя, избавляющую нас от избытка энергетических и иных затрат и сохраняющую нам внутреннюю свободу. (Вопрос, «для чего» нужна внутренняя свобода, бессмыслен: ни «для чего», - внутренняя свобода ценна сама по себе. Она цель, а не инструмент, она даже прежде всех целей – которые все, все, в конечном счёте, инструментальны. Она человеку нужна для того, чтобы быть самим собой, без этого не будет и всего остального).

Ненавижу, ненавижу многократно идеализируемый «творческий труд», облепленный романтическими мифами о нём, - он снова и снова, никогда не достаточно ему, ставит человека под вопрос, он постоянно обдирает с человека защитные оболочки, и без того хрупкие, выставляя его голым красным мясом наружу. Этот самый «творческий» человек, мня в гордыне своей соперничать или хоть соработничать с Творцом, ничего другого не делает, как только уничтожает себя, а в качестве побочных эффектов загромождает и без того загромождённый мир своими продуктами.

Кто бы знал, как ненавижу я социальную самореализацию, какой это труд и стыд напрасный, с основным акцентом на слова «стыд» и «напрасный». Всё, что напоказ, в той или иной мере позорно, что показывает нам уже и само слово.

А может, лучшая победа над временем и тяготеньем – сами знаете что.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/476426.html. Please comment there using OpenID.
из заката в ночь

Морок и самообман-2

«Моё» - всегда самообман и морок. В любом «моём» уже есть свёрнутая, готовая развернуться дистанция между ним и нами, и само обозначение «моё» - это обозначение её свёрнутости. Напряжённой, готовой (в любую, в общем-то, минуту) перестать быть.

Поэтому всё, всё – предмет удивления и тоски, вечной неудовлетворяемой тяги, вечного несовпадения. Любое обладание иллюзорно, сквозит небытием.

Старость – это когда зазоров с таким сквозняком становится всё больше и больше, или когда чувствуются они всё острее и острее. Материя (персонального) бытия истончается, становится снова всё более прозрачной, как в детстве (в котором, наоборот, - крепла и оплотневала), - истончается, чтобы однажды, наконец, прорваться.

И в этот прорыв освобождённо хлынет всё то, что неизмеримо больше нас и чему до нас нет никакого дела.

«Ничего нету здесь моего.
Даже воздуха, гаснущей тверди.
Ни воды, ни земли – ничего
моего. Кроме Бога и смерти.»

(Олег Юрьев)

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/362564.html. Please comment there using OpenID.
как сыч

Добыча, она же и предстоящая работа

(1) Маргалит Фокс. Тайна лабиринта: Как была прочитана забытая письменность / Пер. с англ. Е. Сусловой. - М.: АСТ; CORPUS, 2016;

(2) Гэвин Претор-Пинни. Занимательное облаковедение. Учебник любителя облаков / Перевод с англ. О. Дементиевской, М. Фаликман. - М.: Livebook, 2015;

(3) Няня. Кто нянчил русских гениев / Сост., подготовка текстов, коммент., биогр. справки В.Н. Тороповой. - М.: Никея: Редакция "Встреча", 2017;

(4) Пау Фигерас. Дух и Невеста. Очерки раннего христианства / Пер. с англ. Л.Б. Сумм и И.С. Шапошникова под ред. А.И. Шмаиной-Великановой. - М.: ГРАНАТ, 2017.
взывает к небесам

Молитва агностика

Единственный настоящий смысл работы (остальные - побочные) – вытягивание себя за волосы. Из небытия, из хаоса, из предчеловечности, из невозможности, из чего угодно. Это просто повседневная экзистенциальная практика – действенная только тогда, когда её повседневно же возобновляешь, - самонастройка на самое возможность жизни, - молитва агностика.
csiga

Об организованности

Быть организованной трудно от избытка жизни – хочется сразу многого (ещё лучше – всего), жизнь распирает, сметает искусственно возводимые, хрупкие перегородки между разными областями и направлениями деятельности. Даром толкуешь ей, дурёхе, что, будучи собрана в узкие ячейки организованности, она окажется более концентрированной и, таким образом, лучше и точнее прочувствует самое себя. – Нет, не хочет слушать.

Организованность, конечно, предстаёт воображению как аскеза и воздержание – хотя бы формально, - и тянет на себя, по некоторой непроартикулированной инерции, религиозные смыслы, даже если их изначально там в заводе не бывало. Бог весть откуда (не иначе – из воздуха, в котором ноcится) вдышанная интуиция нашёптывает, что на самом деле всякое действие религиозно, всякое - пусть через множество опосредований – имеет отношение к Основе жизни, к её коренным ценностям. Оно таково уже постольку, поскольку включено в мир и обращено к нему, а мир – средство и среда коммуникации сами знаете с Кем. То есть, в некотором смысле, инструментом религиозного отношения, понятого как диалог с Собеседником, может стать совершенно что угодно.

Но, значит, и неорганизованность – и избыток – тоже.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/142116.html. Please comment there using OpenID.
краски

К колористике смысла

А ещё есть такие разновидности цвета, которые делают человека счастливым просто автоматически, одним своим прикосновением к глазу и даже только к воображению. К их числу, например, относится «сладковатый» синий, подсвеченный тёплым фиолетовым, в его двоящемся с этим фиолетовым единстве.

Фиолетовый – цветовое имя глубины и грусти (вообще неотделяемой от правды существования – сколько бы ни ликовали благословенные бирюзовые оттенки голубого, обещая нам радость, лёгкость и полёт), классический синий – цветовое имя глубины и высоты одновременно (открытости во все стороны), терпеливой и внимательной; синий «сладковатый», с фиолетовыми нотами – цветовое имя смирения и прощения.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/125971.html. Please comment there using OpenID.
bibliophagus

Библиофаг немножко оторвался



…совсем чуть-чуть, очень сдержанно. На книжной ярмарке хорошо, там всегда хорошо (в четверг – особенно: народу мало, можно всё спокойно рассмотреть), хотя некоторых любимых издательств не было, и 57-й павильон, противу обыкновений, даже на первом этаже не был весь заполнен. Но пощупать было что – и на что хлопнуть деньги, тоже. Итак:

(1) Денис Соболев. Евреи и Европа. – М.: Текст, 2008. – (Чейсовская коллекция);

(2) Владимир Зинченко. Сознание и творческий акт. – М.: Языки славянских культур, 2010;

(3) Чеслав Милош. Поиск отчизны / перевод с польского Анатолия Нехая. – Спб.: Европейский дом, 2011;

(4) Владимир Печерин. Apologia pro vita mea. Жизнь и приключения русского католика, рассказанные им самим / Ответственный редактор и составитель С.Л. Чернов. – СПб.: Нестор-История, 2011;

(5) Александр Голозубов. Теология смеха как феномен западной культуры: Монография. – Харьков: ТО «Эксклюзив», 2009.

По этому поводу ближайшие часы посвящаются торжествующему безделью и чтению книги (1).