Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

дудит в дуду

Среда сиюминутных бормотаний чуть-чуть меняется

Предприятие по дублированию вполне сиюминутных по своему существу записей из одного журнала для полночных бормотаний в другой видится мне избыточным, громоздким и нарушающим самую атмосферу полночного сиюминутного бормотанья. Поэтому (по крайней мере, на какое-то время) все выжимки бессонниц и свеч кривых нагар переезжают в блог egy_ember, заведённый затем, что фейсбук стал сопротивляться перепощиванию постов отсюда (но вдруг одумается - будем проверять). Впрочем, в том журнале, не обременённом, в отличие от этого пятнадцати- (с половиной) -летней историею, мне уже понравилось, так что посмотрим.

Прошу любить, жаловать, внимать: https://egy-ember.livejournal.com/ Ник "egy ember" означает по-венгерски "один человек", этим именем достигается и укрытость в безымянности, и смирение, и общечеловечность, и венгерскость, - чего же лучшего желать. По мне. так ничего другого и не надо.

В блоге yettergjart (как я думаю сейчас) будут сохраняться записи, имеющие отношение к учитыванию обретённых книг и сделанной работы.
пойманный свет2

Из несожжённого

Классика классик (персональная, но от того ничуть не менее). Единственный в моей жизни опубликованный - в газете "Маяк" Пушкинского района Московской области (станция Челюскинская*, спасибо тебе и за это тоже) - стихоподобный текст.

*да, утраченная родина- одна из** - это она.

**да, их бывает несколько. Но то другой разговор.

Collapse )
looking in the sky

До синего налива

Нет ничего более тождественного началу жизни, чем квадрат пространства между улицей Строителей и проспектами Ломоносовским, Ленинским и Вернадского.

Как мне странно продолжать жить в местах собственного младенчества, детства, юности, молодости и едва (а может быть, и вовсе не) отличимой от них зрелости (теперь и она мне представляется сплошной молодостью). Здесь всё переполнено началом, обещанием, брожением, огромным перевесом будущего над настоящим, всё неотличимо от него, немыслимо и не переживаемо без него. Языком этих пространств начало говорило со мной настолько всегда, что оно продолжает это делать и сию минуту. Я же и вот прямо сейчас чувствую себя подростком, прозрачным, летучим, пробующим, начинающим, обречённым на открытия и ошибки, с негарантированными границами и основами, которые в любую минуту могут стать другими.

Старость – это когнитивный диссонанс. Само это пространство не умеет быть ничем иным, как набором инструментов для молодости, совокупностью указателей для её дорог.

А между тем уже созрела осень до синего налива, дым, облако и птица летят неторопливо. Не умещается в голове. Моя персональная, круто и всклянь налитая синим осень: сорок семь – тёмно-синяя с тёмно-зелёным цифра, такая тёмно-синяя с таким тёмно-зелёным, что не можешь понять, откуда вообще взялись такие краски в твоей персональной палитре – она же вся рыжая, охристая, золотистая, ну в крайнем случае бирюзово-голубая, нежно-зелёная, - откуда эти краски темноты и холода, что с ними делать, про меня ли они вообще?

Июль, загустев, стекает к своему концу огромными золотистыми каплями, очень медленными, почти стоячими.

Я всё-таки родилась в правильное время, очень мне соответствующее – это всё-таки не совсем июль, почти совсем уже не он, он полон августом, всеми его смыслами и предчувствиями, – а август – это громадный вокзал, рельсы, дымы, большие дороги, огромное небо над ними.

Просто странно и сопротивляется всякому пониманию, всем чувственным и эмоциональным очевидностям, самому естеству - что это было уже так давно.

Ещё чуть-чуть – и полвека.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/141073.html. Please comment there using OpenID.
сова и кофе

Язык булыжника мне голубя понятней

Есть города – как короста на теле земли; города с косной, трудной, запинающейся речью. Города со сбитым затруднённым дыханием; закрытые, кажется – или почти – от проникновения в них (распахивающего горизонты) чуда. Города – сгустки темноты, через которую едва пробивается свет. Города, в образующей которые смеси из бытия и небытия преобладает небытие.

Эти-то мне понятнее всего.

А я ещё думаю, что именно некрасивые, трудные, бедные города больше всего нуждаются в любви - им-то как раз её и недостаёт, мы их так вызываем из небытия (а всё живое нуждается, подозреваю я, в том, чтобы кто-то вызывал его из небытия: пока зовут, оно живёт). Любить Париж или Рим - всё равно что подавать миллионеру медную мелочь: и без того обойдётся. А вот, например, Туле, Иванову (Иваново в своё время пережилось мной как город с сильнейшим внутренним разладом), Ижевску, или, лучше того, маленькому Ефремову в Тульской области - очень-очень надо, как воздух. Наша медь окажется там на вес золота. Золотом она там и будет.

И вообще, если уж говорить о «предназначении человека» и / или «смысле жизни», я бы охотно сошлась сама с собой по этому вопросу в том, что он(о) состоит (и) в том, чтобы хоть кого-то или хоть что-то вызывать из небытия. Увеличивать количество бытия в мире.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/58405.html. Please comment there using OpenID.
looking in the sky

Урбанофилия: истоки

Вот в чём прелесть / соблазн общения с чужими городами, о которых точно знаешь как то, что никогда не будешь в них жить, так даже и то, что никогда их как следует, вполне не узнаешь

(и своего-то никогда не узнаешь вполне, но это уж вопрос отдельный):

они возвращают нам молодость – тревожную эйфорию начала жизни, когда мнится, будто «всё» (очень неконкретно понимаемое «всё»!) ещё возможно. Они избавляют нас от конкретности возраста, от всего нажитого в своём, подробно и тщательно проживаемом городе – и позволяют начать себя хоть немного да с чистого листа – ставя нас перед нехваткой навыков, недостатком умения ориентироваться в новом пространстве… словом, сообщая нам напряжение новизны.

Всякое путешествие в пространстве поэтому – это неминуемо путешествие и во времени, притом никогда по-настоящему не знаешь, куда – в какой пласт своего, актуализирующегося в ответ городу, внутреннего прошлого – попадёшь.

(Вполне возможно, это относится не только к городам, - к природе, скорее всего, даже в гораздо большей степени. Просто, изложенное на языке городов, мне это внятнее всего. «Язык булыжника мне голубя понятней».)