Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

írunk

К рефлексиям многописца

...и пишешь-то - даже случайные подённые тексты, а других и не пишешь - единственно потому, что некуда деть внутреннюю музыку. Надо вместить её куда-нибудь - хоть в ритмы проходных, обречённых на забвение строчек, потому что ей надо в чём-то звучать, а больше не в чем.
из хаоса

Порядок из хаоса

И вдруг поняла – с очередным ожогом стыда за то, что так медленно и поздно понимаю вполне очевидное и общечеловеческое – что невосприимчивость к детективам как к жанру, как к типу повествования (моя; агрессивная невосприимчивость, протест против них, желание от них отворачиваться и защищаться; снобское желание думать, будто читающие детективы и тем более смотрящие их попусту тратят драгоценное время жизни, - а ты хотела бы, чтобы они его на что тратили?) – не что иное, как следствие внутренней недисциплинированности, неструктурированности вообще и недисциплинированности мышления в частности, и упорствования в этой недисциплинированности, и оберегающей себя от усилий таким образом душевной и умственной лени. Из того же самого корня растут (в той же огромной степени мне свойственные) невосприимчивости к музыке и математике: внутреннее следование каждой из них требует высочайшей дисциплины и последовательности. – Собственно, в каждом детективе происходит торжество мысли и логики, порядка над хаосом, справедливости над её попранием, конструктивности над разрушением, - их восприятие, по идее, - очень структурирующий опыт. И, соответственно, пристрастие к детективам как к предмету внимания – свидетельство высокой внутренней организованности. Ну то есть – принципиально более высокого человеческого качества, чем то, до которого досуществовалась я (увы, разнокачественность людей – при всём внутреннем протесте против этой идеи – приходится всё-таки, чтобы быть вполне честной, признать).

(Я всё равно не стану их читать и тем более смотреть, такое можно с достаточной эффективностью делать только при условии влечения и расположения; некоторый опыт показывает, что насильственное переделывание себя не даёт жизнеспособных результатов. – Но ожога стыда это не отменяет – и даже усиливает его.)
fenyőfa2

Раствориться

Навстречу позднему августу, навстречу раннему сентябрю человек превращается в звук – и тянется, тянется к их свету и воздуху, чтобы звучать той же нотой, чтобы совпасть с ними без остатка, чтобы раствориться в них.

DSC05732

Collapse )
заморозки

К восприятию осени: О событийной тишине

Вот и не осталось почти августа. Уже ткётся тончайшая ткань ранней осени, летучая её паутинка.

Ранняя августовская осень так чудесна и тонка, так содержательна сама по себе, так богата нежнейшими и глубокими оттенками, что кажется грубым упрощением, грубым излишеством, даже – насилием над естеством собственного восприятия куда-то в это время ещё и отправляться

(Петербург не в счёт, Петербург хорош всегда и вообще он, как почти всё лучшее на свете, сделан из вещества осени):

впечатления дороги и новых мест, неминуемо более угловатые и сырые, помешали бы воспринимать раннюю осень как таковую, в её полноте.

Её – чтобы не потерять ни одного из её оттенков – лучше всего воспринимать в «рецептивной тишине». Не как фон чего бы то ни было, но как самостоятельную и полноценную фигуру.

(Города, вообще впечатления и события заслоняют раннюю осень, затаптывают её, забивают криками.)

Я бы ввела для внутреннего употребления понятие событийной тишины

(каждое событие – звук, а то и не один; но вообще само по себе, каждое – непременно цельный, пусть и сложный, звук).

Это только кажется, что события усиливают, обостряют восприятие мира. На самом деле они его заглушают.

(Очень может быть, конечно, что у меня это уже старческая оптика и акустика. – Ну и что, есть и у неё своя правда.)

1

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/455066.html. Please comment there using OpenID.
szemüveg

Лекторий ЗС: лекция Юрия Табака 20.06.17. об иудеохристианском диалоге - плейлист

люблюнимагу

Поздравляю!!

Прекрасного и неповторимого kulturka_ru alias logos, давнего мудрого собеседника, поздравляю с его персональным новым годом и очень желаю счастья, смысла и гармонии!

Пусть голос моей любимой Хавы Альберштейн будет тебе знаком всего этого.

férgecske

Библиофаг, прекрати!!!

Есть книги, от которых вспыхивает, моментально охватывая всё существо своего носителя, внутренний огонь. И вот одна из таких:

Исторический атлас средневековой музыки.jpg

Несколько её разворотов:
Collapse )
Исторический атлас средневековой музыки

"...музыка Средневековья рассматривается в контексте формирования культурных традиций Западной Европы. На многочисленных примерах, сохраненных в художественных изображениях ряда артефактов, авторы книги исследуют отличие музыкальных текстов и реально звучащей музыки, открывают перед читателем все полифоническое богатство средневековой Европы."

Я почти ничего не понимаю в музыке; это как раз та область, на которую не распространяется моя чаемая, так и не достигнутая универсальность. Но ведь здесь - о культурном целом, увиденном и рассказанном через историю музыки, о том, как музыка образует связи внутри целого, между разными его частями и сама пронизывается этими связями, - и там, где речь заходит о культурном целом и его изменчивости во времени, о связи между разными частями чего-то неявно-единого, - там меня начинает колотить от волнения и жадности. Интроецировать, инкорпорировать. Присвоить, врастить.
мы сделали это

Лекторий ЗС: О переходе между мирами - весь плейлист в правильном порядке!

Оригинал взят у yettergjart в Лекторий ЗС: О переходе между мирами - весь плейлист в правильном порядке!
(презентация книги Александры Васильковой «Феномен виртуальности: О переходе между мирами – на материале книг, спектаклей и фильмов, которые читали и смотрели дети второй половины XX и начала XXI века» (М.: ГИИ, 2016) 05.07.16. в отделе детского чтения библиотеки им. Н.А. Добролюбова в Москве)

https://www.youtube.com/playlist?list=PLwjNXWbSGzaD9X696Y0OSQlVQ-a_Tp2uV

ель

Чтобы на всех хватило: дикие песни о Главном

(Глядя на мигающую новогоднюю гирлянду, - да, ещё не сняли. И будет висеть весь январь – Месяц Перехода, для пущего волшебства и золотистости. Совершенно удивительно, почему эта дешёвая фигня способна производить на человека такое завораживающее впечатление.)

Детство и старость смыкаются ещё и в том, что не требуют смысла от мира, – и ключевое слово здесь - «требуют», - ещё до рассуждений зная, что он есть, независимо от того, насколько он поддаётся лично твоим формулировкам. (Обыкновенно не поддаётся, - любой формулируемый смысл частичен, точечен. Настоящий – превосходит и формулировки, и их возможности.) Но всего этого, всех этих словесных конструкций тоже нет в голове (это зрелость, насквозь словесная, во многом головная, уходя, доборматывает своё, перед тем, как уступить место молчанию), - это просто чувствуешь, оно разлито во всём восприятии.

Детство и старость (сразу думаю о поздней, как чёрная осень, старости, которая ещё неизвестно, достанется ли мне) – это доверие неведомому смыслу, и каждая воспринимаемая деталь тебе – весть о нём, которую не надо переводить на словесные языки, она красноречива и так.

Вот хотя бы новогодние мигающие огоньки.

Весь этот Новый год специально заведён нашей посттрадиционной и пострелигиозной культурой для (беспочвенного, что важно) переживания мира как чуда и тайны, чтобы и неверующие (ни-во-что-уже-совсем) прочувствовали, чтобы на всех хватило. Потому что нужно же человеку это чувство, без него он принципиально неполон, и потому ещё, что эти чудо и тайна такого свойства, что превосходят все индивидуальные представления на их счёт – включая религиозные. – Это, наверное, единственный раз в году, когда и для нас, неверующих (на самом-то деле, тут мне упорно навязывается слово «близоруких», «кратковидящих»: не способных заглянуть дальше своего неверия и его привычек) – приоткрывается щель в чудо и тайну, - которые, по существу, всё равно, чем обозначить, главное, чтобы видно было, - почему бы и не мерцающими дешёвыми огоньками?

Это ведь всего-навсего указатели.

Другое дело, что без них (почти) не обойдёшься.

Ну вообще-то, наверно, всё, что меня в жизни занимает – как предмет переживания, наблюдения, анализа, беспокойств и тревог – это взаимоотношения человека с Главным, - любые именования и определения которого всегда будут, обречены быть не только частичными, но и попросту неверными. Оно – на то и Главное, что ускользает от определений, увёртывается от слов и только тем и занято, что – с большей или меньшей степенью ясности – просвечивает через всё сущее. Но непосредственному восприятию, конечно, не даётся. (Разве что в мистическом опыте, которого у меня, по идее, нет, - или я его не узнала.)

Собственно, и подростковое отталкивание от мира, - и это, мол, условность (значит, не настоящее, не достойное принятия всерьёз), и то условность, - и взрослое упрямое возвращение мысли и воображения к вопросам о природе условностей, - это всё, всё об этом, - только немного с другой стороны: о том, что есть Главное и есть условности, которые Ему, разумеется, не тождественны и тождественны быть не могут.

Просто старость чем ближе, тем больше знает о том, что Главное сквозь все эти (не отражающие Его и совершенно на него не похожие) условности просвечивает и что именно затем они и нужны. Они проводят Его свет (оттого и сами светятся) и экранируют, рассеивают этот свет одновременно, - потому что Главное такого свойства, что прямо на него смотреть нельзя, глаза выжжет.

Ну и ещё это – о том, что взаимоотношения с Главным возможны и мыслимы не только на религиозных путях, - на всех. На всех вообще.

Рациональных аргументов в пользу этого у меня, разумеется, нет.

Collapse )