Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

дудит в дуду

Среда сиюминутных бормотаний чуть-чуть меняется

Предприятие по дублированию вполне сиюминутных по своему существу записей из одного журнала для полночных бормотаний в другой видится мне избыточным, громоздким и нарушающим самую атмосферу полночного сиюминутного бормотанья. Поэтому (по крайней мере, на какое-то время) все выжимки бессонниц и свеч кривых нагар переезжают в блог egy_ember, заведённый затем, что фейсбук стал сопротивляться перепощиванию постов отсюда (но вдруг одумается - будем проверять). Впрочем, в том журнале, не обременённом, в отличие от этого пятнадцати- (с половиной) -летней историею, мне уже понравилось, так что посмотрим.

Прошу любить, жаловать, внимать: https://egy-ember.livejournal.com/ Ник "egy ember" означает по-венгерски "один человек", этим именем достигается и укрытость в безымянности, и смирение, и общечеловечность, и венгерскость, - чего же лучшего желать. По мне. так ничего другого и не надо.

В блоге yettergjart (как я думаю сейчас) будут сохраняться записи, имеющие отношение к учитыванию обретённых книг и сделанной работы.
férgecske

Синдром экзистенциальной недостаточности

…а ещё есть такие книги, по отношению к которым, уже написавши о них – то есть, прочитав их пристально – всё равно чувствуешь, что сделано – для них, для их жизни, укоренения и прорастания в культуре (ради чего же ещё стараемся) – недостаточно. Всё это – несомненное проявление синдрома экзистенциальной недостаточности, состоящего в навязчивом представлении о том, что твоё участие в мире (как и участие мира в тебе) и могло бы, и должно бы быть гораздо более полным, крупным и интенсивным.

Гордыня всё, конечно, что же ещё-то. Конечно, это всё стремление самоутвердиться и самораздуться за счёт читаемой-рецензируемой книжки, примазать к её культурной судьбе себя драгоценную.

Не лучше ли поэтому обходиться краткими, сдержанными заметками – не только о книгах, о чём бы то ни было – в абзац-другой? Чтобы они и места много не занимали, и степень концентрации в них – всего – приближалась к наивысшей. До, опять же, вожделенного прожигания.
looking in the sky

Синдром плитки в подъезде

...и когда хочется назад в детство (да, хочется и мне, ретроспективной идеализации никто не отменял, - видимо, зачем-то она человеку нужна, раз так настойчиво воспроизводится) - хочется вовсе не в "традиционно приписываемые этому состоянию) беззаботность и защищённость - в детстве как раз много было тревог, беспокойств и именно что чувства незащищённости, а добавьте сюда ещё незнание того, как защищаться самой, как правильно себя вести и чувство зависимости - в этом и во многих прочих смыслах - от взрослых. Хочется в чувство жгучей, глубокой значительности всего, всего вообще, до мельчайших деталей, насыщенности всего смыслом и тайной. Не было пустого. Примеров тут множество, тут что ни возьми - всё пример, но почему-то в качестве одного из самых выразительных примеров мне вспоминается, как - примерно перед школой или в самом её начале - меня обожгло чувством значительности и неподвластной мне тайны от плитки на полу в подъезде соседнего дома. Конечно, с незащищённостью и неуверенностью это было тоже как-то связано.

Collapse )
кот1

Открывая очевидное дальше: О средствах человекообразования

Время болезни - единственное, когда возможно с полным правом, не выжигаясь злым, ненасытным пламенем совести, ничего не делать, - и надо же пользоваться.

Опыт безделья и нефункциональности - полноценный необходимый опыт, без него не будешь вполне человеком (как и опыт беды и вины, да. Всё это - средства человекообразования). В утопии тотальной осмысленности и целенаправленности есть что-то в корне ложное.

Не говоря уже о том, что (тотальная особенно) целеориентированность невротизирует (в ней человек практически никогда не равен сам себе, не доволен ни собой, ни наличной ситуацией, и только и делает, что подрывает собственные основы). А безделье - нет. Оно восполняет вечно частичного человека до цельности. Хотя бы частично - и ненадолго.
take me away

Двери неба

И вот ещё в чём освобождающий смысл происходящего: легко - без отталкиваний, без драм отказа и преодоления, даже без чувства утраты - представляешь не только себя без этого прекрасного большого мира, но и весь этот большой прекрасный мир без себя. Ничуть не обесценивая его - просто вдруг понимаешь, что для чувства ценности чего бы то ни было, хоть бы и мира, не нужны ни принадлежность (мира ли - тебе, тебя ли миру), ни присутствие, ни уж тем более активное участие.

Закрываются двери земли - открываются двери неба.
выглядывает

По ту сторону программ

...но болезнь - великолепный опыт частной, частнейшей, честнейшей жизни, чистого самоценного существования, не услужающего ни социальным программам (неминуемо чужим и внешним), ни экзистенциальным неврозам, ни вообще чему бы то ни было. Такого не даёт даже отдых - который неминуемо впрягает в какие-то программы и их отработку (и которого всё равно давно не было). Болезнь оставляет человека в чистейшем виде наедине с самим собой и веществом жизни. Исключительно освобождающий опыт.
looking in the sky

Сейчас уже не страшно

Вообще, в мысли о том, что сейчас меня накрыло именно коронавирусом(пока непонятно, но ряд примет совпадает), есть нечто очень освобождающее и успокаивающее: теперь больше не нужно бояться, оно (предположительно) уже случилось. Как сказала Марина Ивановна Цветаева в ситуации несопоставимо худшей, чем моя, - "Сейчас уже не страшно - сейчас уже судьба".

Теоретически, ведь и со смертью так.
looking in the sky

К психопатологии обыденного, или Радости склероза

Кто был на сто, на сто процентов уверен, что включил в книжечку (нет, не в ныне вышедшую, - а то бы он его туда давно уже включил! - в готовящуюся!!) некоторый текст* и на самом деле ни фига его туда не включил, тот старая безумица гкхм - рассеянная совушка --- и в свете этого и много другого - ох, не собирать ли ему уже потихоньку третью книжицу?

*многопись до добра не доводит - в числе многого прочего и потому, что теряешь контроль не только над собственными изделиями, но и над самой памятью о них. - Печаль, - текст был важный и из тех, которые хотелось бы уберечь от (немедленного) забвения.

Третью книжицу про книжки, то есть.