Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Б.А.

Всё-таки хочется сказать ещё несколько собственных слов вслед Белле Ахатовне, - кроме её собственных стихов, которые всё время вспоминаются в эти дни.

Конечно, она из тех, кому я – давно уже выросши из детской любви к ней (было, было!) и любя совсем другие вроде бы интонации и типы текстов, - всегда останусь благодарной за самое себя. В этом есть что-то от отношения к родителям – из поколения которых она, собственно, и была. Она была одним из источников моего внутреннего гула в годы отрочества.

Для меня в начале жизни Ахмадулина была из тех, кто культивировал драгоценное чувство-понимание сложности мира: неупрощаемой, ветвящейся внутрь.

И ещё – это как-то чувствовалось даже тогда, в эгоцентрическом начале жизни – в ней было что-то болезненно- и вызывающе-хрупкое, ломкое; сама витиеватость (иной раз мучительная, иной, мнилось – даже насильственная) её речи была живым доказательством этой бесконечной уязвимости. И само имя её смотрело на меня пугливым оленёнком. Может быть, она была из тех – думаю сейчас – кто самим своим существованием создал – или подтвердил - во мне уверенное чувство того, что человек (как, впрочем, и мир) – это сложно и хрупко.

Если чем-то и хороша Матерь-Смерть (а уж наверное, хороша многим), то, например, тем, что побуждает многое осознать: как много в нас от ушедших других, как мы все на самом деле связаны – и как хорошо (драгоценно, хрупко и сложно), что мы – все - друг с другом однажды случились.

upd Думаю, что только очень сильный человек может отважиться быть таким - как она - беззащитным. И за это понимание я тоже ей благодарна.
Tags: γενεσις, жизнь и смерть, наставники, поэты, утраты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments