Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О смыслах понимания

Был у меня тут разговор с solantis_s - о необходимости «понимания» людьми друг друга (с сопутствующим непременным «проговариванием» и «объяснением» всего и связи этого самого понимания с его привычным коррелятом – «счастьем» (которое, как из ходячего выражения известно, бывает тогда, «когда тебя понимают») – вот: http://solantis-s.livejournal.com/30943.html?view=248287 . Чувствуется мне, что эта тема связана и кое с чем более глубоким, чем межчеловеческие отношения: с отношением к жизни вообще.

Конечно, самое классное, когда нас (а) понимают БЕЗ (избыточных) слов и объяснений; (б) так ещё понимают, как нам самим хочется (понимание-то ведь тоже всякое бывает :-/ ) Но мудрая solantis_s сказала вообще замечательную вещь: «счастье (одна из его составляющих, во всяком случае) - это когда ты НЕ заморачиваешься насчет того, понимают тебя или нет. Кому надо - тот поймет» (http://solantis-s.livejournal.com/30645.html ). И тут много важного: во-первых, самодостаточность - понятая ещё и как доверие к себе: не надо искать у других подтверждения себе, во-вторых – предоставление свободы и себе, и другим: хочешь – понимай, хочешь – не понимай, - за понимание буду благодарна, из непонимания не сделаю трагедии. Без понимания - смогу жить.

У меня это всё осмысливается в связи с ведущей в последнее время внутренней темой: возрастом. Так вот он – это ещё и постепенное отпускание на свободу и себя, и всего, что с нами связано. Первая половина жизни: набирание себе бытия во всех мыслимых формах, установление и формирования связей. Вторая: постепенное распутывание этих связей.

В непременном-выяснении-всего-до-самого-конца, - как я тогда же и написала, - есть какое-то насилие: и над партнёром по общению, и над собой, и недоверие к ОБОИМ: и к нему и к себе. В первой половине жизни, - писала я дальше, - я люто въедалась в разные подробности бытия, в т.ч. и бытия отношений, анализируючи: "во всём", дескать, "мне хочется дойти до самой сути" . Теперь меня стал останавливать страх перед разрушением.

Это как-то связано с чувством, что никакая часть этого самого бытия - включая и любимого человека, включая даже нас самих! - никогда не будет нам принадлежать не только целиком, но даже, может быть, с достаточной степенью полноты. Что одно из основных свойств бытия – ускользание (та самая самодостаточность), и не надо его насиловать, а надо-де благословить, поблагодарить и отпустить. В отказе от "предельного" - до пределов доходящего анализа есть и отказ от обладания: одна из форм смирения. А оно – одна из форм свободы.

Меня почти уже не мучает (ещё, кажется, в первой половине этого года мучило! ещё совсем недавно!!) чувство «экзистенциальной недостаточности»: недостатка лично, с личным участием прожитого бытия. Уже почти не больно от солнечных дней, в которые со мной – и с моим активным участием – не происходит ничего крупного и значительного. Чуть-чуть только больновато. А в молодости это просто выжигало огнём.

У души – тоже вопреки одному из ходячих высказываний – ЕСТЬ возраст. (Он небось и у ДУХА есть, потому что возраст – это СТРУКТУРА и ФОРМА, - не говоря уж о содержании, которое много чего определяет.) И уход молодости (и жизни) – это не только перераспределение чувств, но и их изменение, и их убывание.

Всё-таки, чем ближе к концу, тем больше понимаешь, что лично твоя жизнь (которой к тому же становится всё меньше) перестаёт иметь значение сама по себе. Может быть, «сама по себе» она его имеет только в пору становления и прибывания – а может быть, и это только кажется. А теперь мы раздаём все наши значения, смиряемся с несбывшимся – и уходим. И это настолько нормально, что никакой трагедии.

Мы делаемся всё прозрачнее и прозрачнее (как в том сне, в котором в море света плавали, растворяясь, полупрозрачные предметы-тени - http://yettergjart.livejournal.com/78062.html . Сквозь нас, таких горячо-плотных в молодости, всё больше просвечивает мир-как-он-есть. Пока мы совсем не растворимся в нём.

В этом смысле, конечно, умирание (и смерть) не страшны: ведь не страшно же нам засыпать, особенно в конце долгого дня, когда от усталости нас клонит в сон, и приятно, и естественно поддаться ему, и мучительно не иметь возможность заснуть – вот так прожившего, изжившего свою жизнь человека клонит в смерть, и приятно, и естественно поддаться ей, и мучительно не иметь возможности умереть.

Убывание – это тоже интересно. Это тоже содержательно. Это ничуть не менее интересно и содержательно, чем рост. Честное слово. Разве что немного спокойнее по чисто «гормональным», что-ли, причинам.

Я уж не говорю о том, что умирание – тоже форма жизни. Ведь пока мы умираем – мы живём, просто потому, что мы живём вообще каждое мгновение – и, что гораздо интереснее, в каждое из мгновений ВСЯ наша жизнь - с нами и в нас. Убывая в каком-то одном из смыслов, в другом она накапливается и оставляет нас – только вся сразу.
Tags: возраст, выращивание свободы, жизнь и смерть, история чувств, навязчивое, о счастии, работа убывания, разговоры на расстоянии, экзистенциальное, этика существования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments