Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Флэшмоб от daskalidi

Состоит в том, что всякому участнику сообщается, с чем он ассоциируется у владельца журнала, и в ответ он пишет, что эти предметы значат для него самого. У daskalidi моя скромная персона умудрилась быть проассоциированной с толстыми журналами, современной литературой и философией. Поудивлявшись, сообщаю:

1. Толстые журналы.

Мне лестно с ними ассоциироваться; мне всегда была симпатична эта культурная форма – на полпути от периодики к книге. То, что мне случилось попасть на страницы некоторых из них, в частности и особенности «Нового мира» (и таким образом очутиться в одном контексте с очень достойными людьми), я чувствую незаслуженной и смущающей удачей, больше всего в которой – от того, что Булат Шалвович назвал бы «милостью судьбы». По общим интонациям и умонастроениям мне очень симпатичны «Новый мир» и «Знамя». («Октября» и «Дружбы народов» очень давно не держала в руках как следует; впрочем, «Дружбу» надеюсь вскорости подержать, ибо скорее всего мне положен авторский экземпляр). Отдельно и особо симпатизирую «Иностранной литературе» (в том числе и вследствие коренного, «надлитературного» интереса к другим жизням). Самый же мой любимый толстый (даже толстенный!) журнал – «НЛО» и его «дериваты»: «Неприкосновенный запас» и «Теория моды».

2. Современная литература.

То, что я с ней ассоциируюсь – удивительно. Вообще-то я начала её более-менее читать только в последние года два-три и, надо признать, в прямой связи с ЖЖ – потому что именно в это вовлечены многие интересные мне здесь люди. Интерес же свой к литературе вообще и к современной русской в частности я бы назвала совсем не литературным по существу, скорее «антропологическим»: мне интересно в ней не столько состояние слова (хотя отдаю себе отчёт в том, что это достойно быть очень интересным!), сколько состояние человека «здесь и сейчас».

3. Философия.

Что касается философии, то у меня такое чувство, что у меня, при всём биографически постоянном интересе к ней – как к культурной форме, как к типу внутреннего действия и модусу внутреннего существования – она была и по сию минуту остаётся иносказанием чего-то другого. Я думаю, что всё той же религиозности, которая у меня так и обречена, кажется, остаться «латентной»: она обеспечивала мне, мнилось, некоторое соприкосновение – по крайней мере, его возможность – с ядром бытия, с чем-то более незыблемым, существенным и несомненным, чем всё текуче-феноменальное вокруг. Интерес к философии в моём случае был – да и остаётся – способом спора (обречённого, понятное дело) со смертью.
Tags: библиофагия, пристрастия, флэшмобы, флэшмобы-ассоциации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments