Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

К экзистенциальной географии

Подобно тому, как есть книги, которые надо читать (а также, которые можно читать, можно не читать, достаточно перелистать и лучше не брать в руки вообще) – и книги, которые надо перечитывать (ритмообразующие такие книги – а также предназначенные для внятного, подробного, смыслонаслаивающего проживания), - так же и со странами / городами (которые мы, конечно, тоже читаем, только всем телом – ведь чтение – архетипический процесс). И такие страны и города, как и книги, тоже у каждого свои, - хотя, наверно, общекультурный набор требований и ценностей здесь тоже что-то определяет. Есть страны и города, которые очень хочется перечитать хотя бы раз, а лучше даже несколько. Я почему-то очень чувствую так недопрочитанность – например - Хельсинки. Очень хочется там снова оказаться (когда-то у меня был там всего один день) и внимательно перечитать пространство со всеми его шрифтовыми особенностями, опечатками, полями, абзацами, подстрочными примечаниями и пометками на полях. У меня от северных, питероподобных, осенних от рождения городов (несмотря на врождённое московство и кучу разного юга в крови – вот и повод не верить в генетическую память, а я и не верю) очень сильное почему-то чувство дома («места-куда-возвращаются», выдоха: «ну вот я и здесь»), адресованности к проживанию и всматриванию (чего – в таком априорном виде - совсем нет с городами южными; биографически значимые, конечно, не в счёт, это отдельная история). Тоскую по этому городу зрительно и кинестетически. С Хельсинкского вокзала некогда было очень странно уезжать: очень естественным казалось туда приехать – в смысле вернуться. То было место выдоха – после дальней дороги, а не вдоха – перед ней.

Всё северное, серое, шершавое, дождливое, суровое, с мхом на валунах – почему-то моё. При всей моей недовосприимчивости к природному компоненту реальности единственный (кажется) вариант природы, который на меня действует очень сильно и согласно (с некоторым внутренним естеством) – это природа Карелии, с озёрами, хвойными лесами, скалами. (Финскую просто не успела в своё время разглядеть. Норвежская, хоть и недолго виданная, тоже пришлась очень кстати. Но карельская почему-то пронзительнее и личностней.)

Вообще, всё ещё хочется читать себя городами (человек, наверно, всерьёз начинает стареть и тогда, когда в нём это начинает ощутимо кончаться – потребность расширения себя другими жизнями; я, видимо, ещё нет); протаптывать в себе непройденные пути; заниматься взаимовращиванием себя и пространства. И кажется мне при этом, что больше и подробнее всего обо мне говорят именно русские провинциальные города (да, вместе со всем, что там трудно и чего принимать не хочется), потом уж – всякие северные, не очень зависимо от стран и границ, - и только уж в третью, четвёртую и прочие очереди – все остальные (уж наверно, и какому-нибудь южноафриканскому городу найдётся что сказать, но то будет, может быть, примечание примечаний.) Да, венгерские города, конечно, говорят мне о несбывшемсяо том же на свой лад терпеливо твердит и Прага. Но это опять же отдельные темы.

(Деревни почему-то ничего не говорят. У них, конечно, особый язык, - может быть, близкий к природному, а скорее всего, и просто особый. У меня для его восприятия внутреннее ухо не выросло.)

А вот в маленьких городах мне чувствуется высокая точность соприкосновения с собственной структурой бытия. В больших – много надуманного. Да я бы и не любила их, наверно, если бы сама не родилась в таком. Москва, оказавшись моим первогородом, - многому научила и в этом отношении тоже: наверно, возможности любви и внимания к чему-то такому, что и к любви располагает не особенно, и в душевную структуру не гораздо вписаться - а всё равно.
Tags: Прага, адресованное, адресованность, библиофагия, биографическое, городоречь, любовь, московское, несбывшееся, отношения с городами, персональные координаты, пристрастия, самопрояснение, урбанофилия, экзистенциальная география
Subscribe

Posts from This Journal “отношения с городами” Tag

  • О самоценном

    Но куда сильнее, отчаяннее, жаднее, чем (например) по Риму, тоскую я по Петербургу и возможности по нему ходить, - вот это уж действительно хлеб…

  • О таинственном

    Таинственен не тот город (не то пространство вообще, но город – склубление, сгущение пространства, лицо на его теле, поэтому о городах думается…

  • Восстанавливая

    Поживши в городе что-нибудь вроде полувека – перестаёшь отличать себя от него, его от себя. И восстанавливая прерванные в силу чего бы то ни было…

  • Пишучи «Скоропись», на полях

    Города способны врастать человеку под кожу – и только этим и занимаются. А ещё они способны (и тоже горазды этим заниматься) навевать человеку…

  • К итогам-2019: города и места

    1. Март - Прага 2. Малич у Литомнержиц 3. Литомнержице 4. Будапешт 5. Апрель-май - Ставрополь 6. Май - Санкт-Петербург…

  • Неаполитанские хроники

    Вообще, Неаполь мил мне уж тем, что он не хочет нравиться. Он не заискивает. Да, он точно о многом умалчивает (глубоко невротизированный, думается,…

  • Под знаком близнецов

    Чужие города (с которыми, значит, у реципиента не связан серьёзный, утяжеляющий пласт опыта) – в восприятии-воображении (нераздельных) их случайного,…

  • Вспоминать и воображать

    Обычно - так сказать, на правах нормы - мне куда больше нравится вспоминать и воображать, чем "жить" (в неоправданно узком смысле телесного…

  • К сказке странствий

    Завтра уезжать из Кракова. Полутора дней, с одной стороны, неприлично мало на город такого масштаба, - такого внутреннего масштаба. С другой стороны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments