Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О возрастах и бессмертии

Иногда кажется, что молодость (равно и старость, и зрелость, и детство) – это некая самостоятельная сила в нас, вполне цельная, лишь с известной долей условности разложимая на элементы – которая в нас действует, формируя (даже – вынуждая к существованию) наши побуждения, влечения, тревоги, выборы; она возникает, набирает мощь, властвует – и потом так же в свой срок идёт на спад, а в это время внутри её, взаимодействуя с этими самыми её труднорасцепимыми элементами, перегруппируя их по-своему, зарождается новая, следующая сила, которая в свою очередь будет властвовать нами как внутренняя данность и с которой как с таковой придётся считаться. Это она, она поднимает «валяющиеся на дороге» смыслы и задаёт им направление движения и характер соединений друг с другом.

Думается, это связано даже не с социальным возрастом (который – история отдельная и весьма сложная, я бы сказала даже, «мозаичная»), а с самым «простым» (в той мере, в какой в человеке вообще что-то способно быть простым) – с биологическим. Весь этот гормональный фон очень явно влияет на динамику смыслов, не то чтобы лишая её самостоятельности, но очень во многом задавая ей направление - и задачки той, явно неизменной, «точки самонаблюдения» / «самосознания», у которой отчётливо нет (наблюдено ещё в раннем детстве!) ни пола, ни возраста. ни социальных и прочих принадлежностей и координат, всё это внешне по отношению к ней и она отделяет себя от этого легко - и которая стоит над всей этой динамикой в качестве неподвижной звезды и собирает её в цельность.

Кстати, как ни смешно, это – одна из причин, по которой я не могу представить себе бессмертие души: не получается вообразить, что будет задавать нам там динамику смыслов, и будет ли там вообще динамика смыслов (задаваемая всегда, как мнится, некоторой неполнотой, неокончательностью, несовершенством, если угодно – как естественным состоянием «земной» личности), и в какой мере вообще возможна личность (а с нею – и самоидентичность) без соматического (и включённого в него биографического; биографическое – это почти чистая соматика!), много чего определяющего компонента. (Штука в том, что все эти – биографически и соматически приобретаемые - «интонации и углы душевного наклона к плоскости жизни» мнятся отнюдь не преходящими, поверхностными чертами личности, но её несущими, формообразующими конструкциями).

Единственное бессмертие, которое я могу себе представить – это бессмертие (некоторую устойчивость и воспроизводимость) этой самой «точки самосознания» (легко могу вообразить, как она, «смотрящая» сию минуту из меня, так же точно будет смотреть из кого бы то ни было другого (в сущности, не то же ли – не сопоставимое ли нечто - происходит при чтении художественной литературы, когда мы как бы «выселяемся» из своего тела и смотрим «наружу» из чужих душевных оболочек и обстоятельств?) Так в детстве меня мучило – а теперь не мучает лишь потому, что научается же человек с возрастом защищаться и смягчать острое, чтобы не ранило! – почему я – это только я, почему я не могу, даже если очень-очень захочу, смотреть так же, как из себя – из кого бы то ни было другого? Подозреваю, то был как раз «дискурс» той самой «точки самосознания». Как ни смешно, и ЭТО помнится в жёсткой, неразъемлемой сцепке с биографическими обстоятельствами: чётко помню место в нашем дворе, где я впервые застала себя за таким чувством - эта мысль во мне очень связана с «пластикой» этого пространства – да и с «органолептическими» свойствами того времени и, появляясь, воспроизводит их формы: то был ранний, тонкий, ясный апрель, думается, 1969-го или 1970-го года (скорее 1970-го), - схватило оно меня напротив нашего корпуса, около решётки детского сада, недалеко от угла, и несёт в себе с тех пор холодный, острый, ветреный воздух апрельского вечера; как ни смешно, я помню даже синее пальто «с кошкой», которое на мне тогда было.

Так вот я решительно не могу себе представить, где в этой точке – явно бесструктурной, без внутренних пространств, без места для накопления опыта, совершенно цельной и «точечной» - будет место хоть какой-то самоидентичности, памяти о пережитых структурах жизни: хоть об имени, хоть о чувствах, хоть о языках, на которых для меня звучали смыслы, хоть о синем пальто с кошкой, хоть об эмоциональных изгибах, вмятинах, вдавлинах, вытянутостях, возникших в связи с определёнными людьми, – по которым можно будет опознать меня как именно меня, а не как безымянную и бескоординатную точку? Мне легко (и с годами, кажется, всё легче и легче) представить себе и то, что эта точка исчезнет однажды совершенно бесследно, как исчезает же она во сне без сновидений или под наркозом.
Tags: anthropologia personalis, phaenomenologia interior, бессмертие, биографическое, возраст, памяти детства, соматика смысла
Subscribe

Posts from This Journal “бессмертие” Tag

  • К хронотопографии рая

    В раю всегда, всегда будет позднее-позднее лето или ранняя прозрачная осень, будет там примерно вторая половина шестого часа солнечного, нежаркого…

  • Маленький запас бесконечности

    Кажется, Шопенгауэр (вроде бы он) вздыхал о том, что вот бы вместе с книгами продавали и время для их прочтения. – А на самом-то деле именно так и…

  • (Очередное) оправдание прокрастинации

    Господи, ну чего непонятнее: когда ты откладываешь что бы то ни было на «потом» любой (лучше как можно большей) степени неопределённости, - у тебя…

  • Фрагмент неделимого

    «Я» - кусок бессмертия, который всё время носишь с собой. Бессмертие, которое всегда с тобой. – Но именно что не всё, а кусок, выхваченный из него –…

  • Сестра бессмертия

    Цельность – младшая-младшая, едва похожая, но всё-таки родная – сестра бессмертия. This entry was originally posted at…

  • К мороку и обману

    Страшно хорошо сидеть дома, медлить (к самому существу праздника принадлежит медленность и необязательность – если, конечно, будничная жизнь человека…

  • К опытам бессмертия

    Ну понятно же, что когда ничего не происходит, - это в чистом виде опыт всевременья, нерасплёскиваемой, всё вбирающей в себя, всё сберегающей, ничего…

  • До бессмертия

    …а в более раннем, до-бессмертном детстве – сквозящем и тонком, как паутинка, легко рвущемся (как раз тогда, когда – до семи лет – ко мне в снах…

  • О неуничтожаемом

    Существуя, человек рассеивает себя по свету множеством семян: мелких, незаметных для него самого, - словечек, жестов, интонаций, обертонов, -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments