Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Почерк-3: Виды графических условностей

ВИДЫ ГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВНОСТЕЙ: “ТРАДИЦИИ”, “ФОЛЬКЛОР”, “ИНЕРЦИИ”. ИХ СООТНОШЕНИЕ И РАЗЛИЧИЕ.

Давление всей массы культуры на почерк “отпечатывается” в ней в форме “графических условностей” - распространенных в той или иной мере графических решений. Именно та особенность почерковой графики, что многое в ней определяется не жёстко-однозначными зависимостями, а сложными комплексами “случайностей” - делает ее восприимчивой к многообразным культурным воздействиям. Со временем “случайности” могут затвердевать в традиции, в том числе тщательно соблюдаемые. Вообще, в той мере, в какой письмо спонтанно и нерефлектируемо, оно может развиваться совершенно непредсказуемым (а то и необъяснимым) образом. Например, вряд ли какими-либо логическими соображениями или необходимостью было вызвано то, что в латинском письме римского времени “r” и “s” имели подстрочные элементы, тогда как теперь они умещаются на строке, а “t” вначале умещалось на строке, а позже “отрастило” надстрочный элемент. Всё это - примеры графических условностей, которые, похоже, бывают нескольких видов.

Тип письменности, или алфавит - собственно, первая из графических условностей, дающих основы для почерка. (Он должен быть отнесён, безусловно, к “традициям”). Он задает почерку самую исходную схему для интерпретации, совокупность возможностей и невозможностей, первичную структуру будущих движений. Обыкновенно это делается опосредованно - через пропись (или то, что ей в данной культуре соответствует). Пропись и есть исходная интерпретация алфавита для целей рукописной практики. В каждом типе письменности, в структуре употребляемых знаков заключены возможности определенной стилистической обработки, которые выявляются и отчасти изменяются рукописной практикой.

В культуре своего времени человек встречается также с графическими традициями “надпрописного” порядка, в том числе и такими, которые не предписываются никакими руководствами по каллиграфии (их в данной графической ситуации может и вообще не быть) и тем не менее существуют: складываются и пропадают стихийно, перенимаются людьми друг у друга и таким образом распространяются, из-за чего и напрашивается обозначение их как графического “фольклора”. “Традиции” в строгом смысле слова могут распространяться централизованно, иметь осознанную ценность, поддерживаться сознательно и даже рационально обосновываться (в этом отношении в Европе сыграли выразительную роль каллиграфические трактаты). Основная черта, отделяющая “традиции” от “фольклора” и “инерций” - вероятно, степень рефлексии.

Из нашей графической ситуации в качестве примеров “фольклора” можно привести, допустим, “ “ с петелькой, “оторванной” от овала и/или написанной с изменение направления движения: . Хороша также, но более редка “ф”, выполненная как овал, перечеркнутый прямой линией: . Очень характерный вариант - по распространенности почти на уровне графического общего места - “д” с надстрочным элементом: . Любопытным образом, в мужских почерках она, по наблюдениям криминалистов, (как и вышеназванный вариант “ф”) встречается статистически чаще.

Криминалистам известно также, что существуют “мужские” и “женские” варианты графических решений, - а также вообще почерки “мужского” и “женского” типа - не слишком, кстати, жёстко связанные с действительным полом пишущего. Такие типы почерков также культурно-специфичны - хотя, скорее всего, можно выделить и не зависящие от культуры (значит, теоретически, прослеживаемые в письме всех культур) - психофизиологически обусловленные признаки половой принадлежности исполнителя. Много наблюдений об этом собрали графологи. Можно, однако, быть уверенным, что у представителей этой области опыта, не очень склонных к культурной рефлексии, в качестве характерно “мужских” и “женских” будут называться разные признаки.

Есть свидетельства, что уже по крайней мере в прошлом веке на уровне бытового наблюдения различались “мужской” и “женский” типы почерков, и, что даже более важно - этим типам приписывались разные социально-функциональные значения. Вспомним героиню “Давида Копперфильда”, которая, переписывая деловые бумаги, научилась использовать при это не собственный женский почерк, а более-де подходящий для этой цели мужской. Из этого, по крайней мере, следует, что в современной Диккенсу культуре существовала и замечалась различная определённость “мужских” и “женских” почерков на уровне стиля. Можно предположить, что. хотя психофизиологические различия есть всегда - не во всякой графической культуре есть достаточные стилистические средства для их проявления. Черты же этой определённости, подобно всяким стилистическим признакам, могут, в свою очередь, поддаваться имитации.

Видимо. имеет смысл отличать “фольклор” от того, что хочется назвать “инерциями”: от тех графических решений, которые, будучи однажды вызваны к жизни некоторыми конкретными причинами, с исчезновением этих причин сохраняются, воспроизводятся в массовом письме, без того, чтобы удостаиваться сколько-нибудь внятной культурной рефлексии. К таким инерциям - впрочем, поднявшимся по степени зрелости, осознанности, ценности вполне до уровня традиции! - стоит отнести, например, существование угловатого, острого “готического” письма (оно же фрактура) ещё долго, долго после того, как исчезло из употребления и забылось перо определенного типа, в своё время вызвавшее его к жизни. Это письмо обязано своим происхождением, своими характерно изломанными формами тому, что в качестве орудия письма вместо калама (заострённой камышовой тростинки) пишущими европейцами стало использоваться птичье перо. Благодаря этому, в частности, стала возможной резкость перехода от жирных линий к волосным, лёгшая в основу “готического” стиля. Ещё позже, в смягченном виде, она распространилась и на другие стили и жила в европейской рукописной практике вплоть до, может быть, уроков чистописания в советских школах 60-х годов, когда волосные и нажимные линии ещё резко контрастировали между собой.

Каждому орудию письма соответствует, с той или иной степенью своеобразия, и своя система движений, и привычные к каламу руки стали писать пером угловато. Это породило определенную систему признаков, постепенно затвердевшую в стиль - как явление, почти не зависимое от технических условий. Более того: позже культура стала создавать и поддерживать специальные средства для воспроизводства признаков стиля: например, определённые приёмы заточки пера.

На протяжении нескольких веков - вплоть до глубокого ХХ-го! - готическое письмо воспроизводилось прилежно, как стиль, различными орудиями письма, и даже обзавелось собственной идеологией (почиталось как одно из наиболее адекватных выражений “немецкого духа” - немецким по происхождению, кстати, вовсе не будучи). Возникнув из-за формы пера как вынужденность, в своем роде случайность - готическое письмо в конце-концов было осмыслено как стиль и стало полновесной традицией. Этот случай достаточно уникален, зато крайне выразителен. Уже он один позволяет увидеть, как почерк работает в качестве одной из форм культурной памяти.

“Инерции” существуют в более широком русле традиций, в их пределах и на их материале; носители традиций непременно обрастают какими-нибудь инерциями (в том числе, остатками прежних традиций).

Различение “фольклора” и “инерций” в большой мере условно; эти явления участвуют в формировании друг друга: “фольклор” может возникать на базе некоторых “инерций” - и сам, вероятно, ложится в их основу. Например, упомянутая “ф”, состоящая из овала, перечёркнутого прямой линией, возникла явно в русле инерции рукописного воспроизведения печатных, типографских форм - кстати, для ХХ века куда более характерной. чем для предыдущего.

Всё-таки, кажется, есть смысл различать “фольклор” и “инерции” на основании, хотя бы, длительности существования соответствующих явлений. Можно предположить, что “фольклор”, во-первых, более преходящ; во-вторых, более привязан к конкретному месту, времени, среде распространения. “Инерция” же более устойчива и, вероятно, имеет, по крайней мере иногда, несколько более осязаемые причины возникновения (определенные орудия письма; подражание определенным формам...)

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Tags: homo scribens, из архива, умственные продукты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments