Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Лытдыбр восторженно-меланхолический, или О разврате

Получивши гонорар в Экс Либрисе, отправилась я в «Букбери» на Никитский бульвар, где не была до сих пор ни разу. Там непозволительно, недопустимо хорошо – и это восторженная часть лытдыбра. Меня вообще-то больше привлекают маленькие, «камерные» интеллектуальные книжные лавки типа Ad Marginem’а с Shakespeare’ом: там бОльшая концентрация интеллектуальной массы на единицу площади, и вообще там уютнее и как-то плотнее. Но в «Букбери» обнаружилось столько всего (включая и кофе, который там наливают усталым путникам, и стену с автографами, которые можно рассматривать, вчувствуясь себе тихонечко в писавших и размышляя над их душевной динамикой ((подобная стена была заведена у моей матушки в чертановской квартире)), и попавшиеся книжки, которые не попадались почему-то до сих пор нигде, не говоря уже о больших креслах, в которых можно сидеть и читать), что это решительно расположило меня к себе, несмотря на несколько «гламурную» атмосферу – в обстановках такого типа я хронически стесняюсь собственной неуклюжести, телесной неточности, недообразованности и много ещё чего (в демократичном, хотя и страшно умном подвальчике Ad Marginem подобного никогда не случается: чистое переживание интенсивности бытия, а некоторый беспорядок на битком набитых полках позволяет чувствовать себя с пространством на равных).

Постеснявшись и перестав, я немедленно избавилась от ближайшей тыщи с лишним рублей (и это уже О разврате, который, как известно, не что иное, как разрушающая личность утрата чувства меры…) путём приобретения следующего:

(1) Е. Сурова. Европеец «отчуждённый»: Персоналистская личность. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2004 ((Вот она-то мне никогда и не попадалась, а интересно));

(2) С. Климова. Феноменология святости и страстности в русской философии культуры. - СПб.: Алетейя, 2004 ((Слово «страстность» я вначале прочитала как «странность» и чрезвычайно воодушевилась. Но и так интересно!));

(3) Б. Тарасов. Куда движется история? Метаморфозы идей и людей в свете христианской традиции. - СПб.: Алетейя, 2002;

(4) А. Рубинов. История бани. – М.: НЛО, 2006.

Вообще-то я отправилась в «Букбери», чтобы восстановить у себя во владении книжку Гольдштейна «Помни о Фамагусте». Я её в своё время подарила хорошему человеку, а теперь хочется перечитать (а хороший человек в Израиле – не попросишь). Так вот, Гольдштейн там мне и не попался, хотя на сайте говорилось, что книжка там есть, скорее всего, информация старая. Ну ничего, ещё поищем, разыскивание книг – замечательный повод перемещения в пространстве.

И тут самое время перейти к меланхолической части поста, вполне традиционной, но оттого только ещё более неотменимой. На фоне такого количества книг – «консервов жизни» - неизменно возвращается, хотя всё более ослабляемое со временем привычкой к нему – чувство, что никогда не успею всего этого (ладно – «этого»! – всего потенциально интересного!!) прочитать и прожить, - открыть и слопать эти «консервы жизни» и тем самым увеличить собственную жизнь; что жизнь коротка и проходит, что в моём возрасте покупка книг, тем паче в больших количествах – это уже вызов невозможному, причём чем дальше, тем всё более отчаянный и обречённый…

Но, кстати, кусочек торта – который в прилегающей к «Букбери» «Шоколаднице» тоже всегда готовы продать страждущему - избавляет от меланхолии с изумительной эффективностью. Как будто в нём (а вы думаете, в книгах? Ха-ха-ха.) есть что-то от бессмертия!
Tags: библиофагия, возраст, дни, интеллектуальные радости, история чувств, психология книжных магазинов, разврат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments