Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О странствиях

В фотографическом ЖЖурнале вышел у меня с myshulya разговор о том, что из чужих пространств хотелось бы нам увидеть.

Я у себя в этом смысле нахожу вполне ясную иерархию предпочтений. (И думаю о том, что, может быть, по характерной для человека «карте» предпочтений этого рода можно составить себе известное представление о его эмоциональных и смысловых особенностях). Попробуем составить некий предварительный её набросок – хотя бы для собственной ориентировки. (Есть вещи / пространства, от которых чувствуется нужным получить чувственные впечатления – вплоть до тактильных и ольфакторных [Господи, yettergjart, и не противно тебе употреблять всуе такие учёные слова?], - и есть такие, о которых представляется достаточным иметь умозрительные сведения.)

Мне очень хотелось бы посмотреть на балканские страны, прежде всего на страны бывшей Югославии: что-то в этом мире чувствуется мне важным для меня. (Курортной приморской жизни с лежанием на пляже не хочется совсем).
И это, пожалуй, единственный юг, на который меня хоть сколько-нибудь тянет. Хорошо бы, конечно, хоть раз в жизни взглянуть на Израиль, он меня занимает очень (но, правда, одна мысль о тамошней жаре уже вызывает сильнейшее сопротивление всего моего северного существа). Из южного ещё интригует Стамбул – но именно он, город-перекрёсток, а не Турция вообще: она, конечно, вызывает любопытство, но без неё я обошлась бы легко.

Очень привлекает украинское (в большой мере, насколько я себе представляю, венгерское) Закарпатье: Ужгород, Мукачево.

Очень хочется походить пешком по старым русским городам, прочувствовать их как следует, особенно волжские: из них я видела один Нижний Новгород.

Одно время хотелось в Вену (не столько в Австрию вообще, сколько именно в Вену). Сейчас я стала относиться к этому спокойнее, но ежели попаду – буду рада и внимательна.

Дразнит воображение – но скорее умозрительно – Аргентина, особенно Буэнос-Айрес (за это, видимо, конкретное спасибо Борхесу) и южная часть Южной Америки.

Совершенно не волнуют - как субъекты моего возможного участия – Азия и Африка. (В Азии составляет безусловное исключение русский Дальний Восток, особенно Владивосток [повторяющийся сюжет сновидений на протяжении многих-многих; я уже в этих снах некоторые места узнаю] и Камчатка. Туда очень хочется.) То есть, опять же, если вдруг, паче чаяния, я окажусь где-нибудь во Вьетнаме или в Индонезии – конечно, не стану загораживаться от впечатлений и возможных внутренних событий; но сию минуту у меня такое чувство, что это – письма, адресованные не мне. = В Африке известное исключение (тоже на уровне умозрительного беспокойства воображения) составляет ЮАР – пожалуй, потому, что это – страна северного народа, ухитрившегося адаптироваться в совсем, по идее, чуждой ему среде: было бы интересно прочувствовать на своей шкуре, что получилось. = Любопытство того же типа – не слишком сильное, надо сказать – вызывают и Австралия с Новой Зеландией: что получилось из европейцев, переселившихся так непредставимо далеко от Европы? Получилось ли нечто хоть сколько-нибудь другое? – Но, опять же, обойдусь, обойдусь.

В Египет, например, на уровне эмоциональных движений - не хочется совсем (хотя представляю себе, что «грамотный» человек «должен» бы - в поряжке наращивания грамотности, кругозора, культурной компетенции - это увидеть.)

И вот тут вылезает проблема из числа навязчивых: проблема грамотности.

Есть – думается, значит – «грамотность» на уровне знаний, а есть - на уровне переживаний: это - то, что обязательно-обязательно, для человеческой полноты, надо пережить. В том числе, мнится – и собственное физическое присутствие где-то. (Спешу оговориться: ни одной минуты не исключаю, что всё это – культурные мифы. Тот самый прессинг.) Из того, что – согласно типовым представлениям – надо, для полноты собственной человечности, увидеть «обязательно»: типа больших европейских столиц (Лондон, Париж…) и / или стран с большой и общезначимой культурной памятью (Италия, Греция…) – в моём списке предпочтений не числится ничегошеньки. То есть, знаю, что «надо», что «хорошо бы», что «много бы дало», но – не тянет, не волнует. Окраинный я человек. Человек окраин и перекрёстков. Но вот почему?
Tags: культурный прессинг, мысли в ответ, навязчивое, несбывшееся, пристрастия, прожекты, разговоры на расстоянии, ситуативная антропология, сказка странствий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments