Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Оправдание потери, или Pax Sovietica

Вот что я тут, среди прочего, по долгу службы написала - в качестве "Исподлобья" к очередной полосе "Концепции":

Оправдание потери
Ольга Балла

Самое большое приобретение моего поколения (о других говорить трудно, но насчёт своего вполне уверена) – это потеря.

Потеря нашей естественной, изначальной среды обитания, где мы родились, успели вырасти, собрать себе вполне законченную и устойчивую – как тогда казалось - систему ценностей, приоритетов, моделей поведения и приготовиться жить в этой среде долго-долго. А она как раз и кончилась.

Я о Советском Союзе и обо всей системе советской жизни.

У этой потери было несколько стадий. Кто-то прошёл их все, кто-то через какие-то перепрыгнул, кто-то, может быть, на какой-то из них застрял. Но в целом я бы выделила примерно следующие.

Была и радость освобождения (ух, теперь-то всё будет совсем иначе!…) И обманчивое удивление: да нет же, всё вроде бы совершенно по-старому… И растерянность: а как теперь жить? И – очень не сразу, у меня это началось лет через девять после краха Союза – как будто внезапное обнаружение того, что прежней жизни действительно больше нет, и неожиданная, не лезущая совершенно ни в какую систему координат, глупая, сентиментальная и отчаянная тоска по исчезнувшей жизни.

По любым ее подробностям. По запахам в магазинах, по автобусным билетам, по вкусу советских макарон и пельменей. По чувству (на которое в советские годы не обращалось, сколько помню, никакого внимания), будто Витебск и Каунас, Ереван и Ужгород – не чужие города, а части единого советского мира, и запросто могут быть моими, стоит только сесть на что-нибудь да и поехать. По ритмам уличного движения. По разменным автоматам в метро. По советским шариковым ручкам. Хотя бы уже потому, что этого больше не будет, что это как-то умудрилось совпасть с детством и юностью, которых тоже почему-то больше не будет…

Но надо же: прошло и это. Во всяком случае, кажется, уже проходит.

А вот на смену этой тоске приходят мысли о том, что Советский Союз ушёл совершенно не понятым. И что заняться работой понимания теперь самое время.

Скажу по совести: что-то не очень верится мне в то, что эту работу понимания в полном её объёме под силу выполнить тем, кто оказался так или иначе задет, уязвлён, очарован советским опытом. Кто сам оказался его частью – вот хотя бы как мои ровесники. Непременно возьмут верх какие-нибудь соблазны: отталкивания, высокомерия, сентиментальной идеализации…

Правда, чего точно есть возможность избежать – это иллюзии, что мы занимаем по отношению к этой жизни позицию «абсолютного наблюдателя»: того, кто, как пишет Наталья Козлова, «смотрит на сцену социального театра из царской ложи, с исторически безопасного расстояния». Знаем мы этот театр. Сами играли.

Значит – шанс понимания у нас есть. И задача есть. Чего ещё надо?…

А живи мы сейчас в какой-нибудь очередной, двадцатой, что-ли, пятилетке, читай вожделенный самиздат, зубоскальствуй по поводу речей очередного престарелого генсека, сиди в своей внутренней эмиграции – так ничего бы и не поняли.
"


Ну так вот, на самом-то деле мне, бывшей лютой диссидентке, сейчас отчаянно жалко погибший Советский Союз, единый советский мир (мир и мiр), pax Sovietica. Жаль возможности передвигаться по пространству, известному теперь как "постсоветское", не чувствуя себя совсем уж чужой нигде; жаль, что я так мало использовала тогда эту возможность (всё думала - вечность впереди!). Я прекрасно понимаю, сколь много в этом замечательном чувстве иллюзорного, и отношусь к нему, надеюсь, с той иронией, которой оно заслуживает, и стараюсь держать дистанцию между собою и им. И тем не менее мне постоянно думается о том, что мы обеднели с тех пор, - мы все, а не только русские. Правда, у меня и дома ещё идут постоянные разговоры об этом, - моему любимому человеку сейчас 53 года, у него в Советском Союзе почти вся жизнь прошла (хотя и он не испытывал симпатий к советской власти, но это отсутствие симпатий, я подозреваю, было уже неизбежно для людей с определённым интеллектуальным уровнем и степенью внутренней честности). Ну так вот, естественно, постоянно вспоминается советская жизнь. И вот мы с ним сейчас оба напоминаем мне людей тех поколений, жизни которых разрубила надвое Первая мировая война и всё, что за ней последовало. Многим долгие годы казалось, что это нарушение "естественного" порядка жизни не навсегда, что всё нынешнее не вполне может быть, что оно, пожалуй, даже "исправится" (как недоразумение), "пройдёт" (как случайный сбой)... Штука в том, что, оказывается, даже я, у которой в личном, биографическом смысле почти всё самое главное было уже после советской власти (значит, дело не в личном?), время от времени ловлю себя на чувстве, что воспринимаю нынешний мир как нечто не совсем полноценное, самоценное, самостоятельное - как (разрушающийся) остаток советского мира, его бледную выцветающую копию.
Tags: Неполное Собрание Сочинений, биографическое, история и я, история чувств, отношения с прошлым, советское, умственные продукты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments