Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О романтических культах

Обращаясь вспять, думаю о том, что в разные периоды жизни у меня (вряд ли я представляю собой в этом смысле какое-то исключение, но изнутри наблюдать и осмысливать всё равно интересно) случались «романтические культы» тех или иных людей, явлений и т.п.

Вчера я, жаря на кухне рыбку, увидела я по ТВ передачу о польском режиссёре Ежи Гофмане (оговорка затем, что, иначе как в сопровождение к кухонным действиям, телевизор у меня обычно и не смотрится. Честно говоря, иной раз думаю, что зря: зачем лишать себя полноценного канала восприятия мира? В своё время – смешно сказать, в 14 лет – я перестала это делать из чистого снобизма; вот традиция и не сложилась; а мировосприятие-то и сужается. Неееет, надо с этим что-то делать :-)). И с тех пор вот уже второй день вспоминаю и продумываю неистовый романтический культ поляков, Польши и польского, случившийся со мною в отрочестве, примерно с 13-ти до 16-ти лет.

Коротко говоря, всё, имеющее к этому отношение, казалось мне почему-то очень значительным, «особенным» - видимо, насколько я теперь могу расшифровать, я приписывала этой культуре особенно интенсивное, глубокое переживание мира (именно это я любила тогда больше всего – а может быть, хм, хм, и сейчас??…). Выражался культ попросту в том, что я читала всё с этим связанное, что попадалось под руку, и вообще обращала на всё польское некоторое повышенное внимание. «Зона интенсивности» такая была. (Я точно не помню, с чего это началось, но, думается мне, со Станислава Лема.)

Насколько я теперь понимаю, важное условие «романтического культа» - в том, чтобы его предмет оказывался полностью в зоне «чужого», не пересекался (по крайней мере, явно) ни с чем своим. Должно быть напряжение расстояния, оно же и недоступность. Ведь ни одного знакомого поляка у меня в те поры не было (появились позже, в пражской школе, но к тому времени «романтический культ» уже прошёл. И когда моя пражская одноклассница полька Гражина сказала мне в одном разговоре «Все поляки очень умные», я внутри себя изо всех сил смеялась над тем, как это наивно. Скажи она мне это лет в 13-14 – я бы точно согласилась). Это, думается мне, отличается от любви (хотя как-то родственно ей по структуре): в любви есть (это я сейчас импровизирую; вообще-то не знаю :-)) хотя бы некоторая претензия на то, чтобы это далёкое, в которое мы влюблены, так или иначе сделать в конце концов «своим», некоторая, пусть безумная, надежда на соединение с ним (и потребность в этом). «Романтический культ», кажется, в этом не нуждается.
Tags: биографическое, любовь, чужое и своё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments