Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О смысле

Чёткую дефиницию того, что такое «смысл», упоминаемый здесь, я сию минуту не готова выдать. Характерно, однако, что всегда чувствуется – есть он или нет. В первом приближении можно сказать (назвать в качестве его «формального» признака), что «смысл» - это повышенная структурированность жизни, некоторая отчётливость её макро- и микроструктур.

…ап! вот и подумалось: смысл – это признак богоприсутствия в жизни, «зоны» Его присутствия, места Его прикосновения. Отсюда и «повышенная структурированность» соответствующих зон. Он пальцем прикоснулся.

А ещё подумалось о том, что и чисто географически есть такие места, где каждый из нас (для каждого они свои, это вопрос индивидуальной, биографически сформированной чувствительности) может «считывать» - хотя бы просто чувствовать Его присутствие – которое вообще-то, надо полагать, повсеместно, но на определённых участках для каждого из нас ткань земного бытия истончается и открываются какие-то другие глаза. Это точно не связано ни с архитектурными достоинствами места (по-моему, «некрасивость» даже предпочитается. Есть вероятность, что это - следствие некоторых биографических «вывихов». Но ведь, если вдуматься, Его присутствие вряд ли «комфортно», «гармонично», «приятно» и вообще «человекосоразмерно», хотя бы уже потому, что превосходит нас. И «повышенную структурированность» я тут разумею прежде всего – да исключительно! - внутреннюю), ни с его социальной и прочей историей, но явно как-то связано с биографическими особенностями воспринимающего. Об одном из своих таких мест я уже писала – это окрестности метро «Тимирязевская», улица Костякова. Ещё – окрестности метро «ВДНХ», улица Королёва, ближе к конечной станции монорельса (если стоять спиной к проспекту Мира). Отменно некрасивые места, разве что переполненные каким-то до мучительного доходящим избытком пространства – недоосмысленного, по моему чувству: такого, которому недостаёт какого-то решающего оформляющего, гармонизирующего усилия. И вот в этих-то «промывах» пространства – как голубое небо в промывах туч – Он осязаемо, до вздрога, касается меня перстом. Другого названия этому чувству особенного экзистенциального неуюта, чувству принципиальной не(само)достаточности всего вокруг меня сущего я подобрать не могу.

А ещё есть такие же времена. Для меня одно из таких – сумерки в позднем августе, когда солнце только что село, и лучше, чтобы день был пасмурный и сырой.

Он расшевеливает нас, расталкивает: не спи. Бди. Будь.

(При этом я ни на одну минуту не могу исключать того, что все наши «мистические опыты» - то, что таковыми кажется – лишь неузнанное проступание в нас чего-то сугубо посюстороннего, каких-то земных следов земной жизни. А все их интерпретации в качестве мистического опыта и проблесков трансцендентной основы бытия – просто наложение чего-то вычитанного в книгах и не факт, что соответствующего какой-то действительности. Это не позволяет мне принять такие переживания в качестве достаточно убедительных свидетельств того, что-де здешняя жизнь сама к себе не сводится, что-де «в самом существе жизни есть что-то бессмертное», как упорно думается и чувствуется мне с момента моей, пережитой прошлым летом, «смоленской эйфории». Иной раз ведь даже какой-нибудь яркий, насыщенный цвет и свет – всё равно, с каким предметом они оказываются связаны – хочется принять за свидетельство бессмертия, за голос его.)
Tags: доморощенная теология, мистический опыт, московское, психологическая география, смысл жизни, экзистенциальная география
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments