?

Log in

No account? Create an account

Июнь, 17, 2018

Почти без повода

…да и вообще-то мне кажется, что любовь – форма (никогда, видимо, окончательно не достигаемого) восполнения сущностной нехватки (лежащей в основе, бредится мне, всякого человеческого существа): то и любим всего острее, всего надрывнее и безнадёжнее, чего нам по (не вполне – а то и вовсе не осознаваемому) определению не хватает для полноты и гармонической уравновешенности собственного существа и существования, - и тех, в ком оно воплощено – или хоть мнится, что воплощено. Любовь – форма причастности к этому недостающему.

В её основе всегда, всегда – тоска и невозможность. Самый её корень, из которого она, многоветвясь, растёт, - уязвлён. Даже когда цветущая крона её – радость.

Любовь к «своему», изначальному и коренному тоже на этом как-то основана: оно любится в аспекте ускользания, не давания в руки. «Этого больше не будет», «это не вполне моё», «это уже прошло».

Что вполне «моё», того не замечаешь.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/338028.html. Please comment there using OpenID.
(Мнится, будто) писать – чуть ли не всё равно уже что, лишь бы справляться постоянным говорением с его постоянной же невозможностью – значит поддерживать в себе человеческий статус, себя в человеческом статусе. Тут именно важна непрерывность: перестанешь, нарушится связность – и всё, можешь этого статуса уже не обрести (как знать – может, и никогда!).

Писание – постоянное, никогда не достаточное, доказывание себе собственной (не реальности даже, а) возможности.

И это, конечно, сильнее лени и постоянно из неё, всевластной, выталкивает, потому что для полноценной лени необходима бестревожность.



This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/338369.html. Please comment there using OpenID.

Эрос невозможного (с)

А в любви к «своему», никогда вполне в руки не идущему, - к «своим» предметам, пространствам, языкам, людям - есть ещё и вот какой аспект: принципиальная, непоправимая невозможность остаться с ним насовсем, слиться с ним, принадлежать ему.

Либо оно, в силу чего-либо недолговечное, покинет нас, либо мы уйдём, а оно останется. Да ещё нас и не вспомнит.

Будь такая возможность - или, ещё пуще того, обернись она необходимостью, - мы бы, пожалуй, ещё от него и отталкивались.

Создавая тем самым себе невозможность, недостижимость - как насущное, порождающее и поддерживающее условие любви.

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/338557.html. Please comment there using OpenID.