Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Сравнительное Братиковедение

Я хорошо знаю, какой я хотела бы быть. Такой, как мой Брат.

Нет, то есть, я бы не хотела повторять его во всём. Есть вещи, которые меня в нём удивляют – нет, не то что вызывают возражение (возражения, пожалуй, до сих пор ничто не вызвало), но именно удивляют: я, признаться, не понимаю, как так может быть. Ему почему-то совершенно чужда – по крайней мере, никак не проявляется – страсть к самоутверждению. Вообще она кажется мне в какой-то степени необходимой (вполне вероятно, что я ошибаюсь. Но ведь возможно, например, и творческое самоутверждение, и самоутверждение в качестве «проблематизатора» чего-то притворяющегося общепринятым и / или очевидным. В Братике я этого пока (?) не заметила. У него тонкий, внимательный, точный ум, но ни соблазнов творчества , ни претензий на активное мыслительство я пока не вижу, и в несомненно глубоком человеке меня это удивляет. Я, признаться, не могу до сих пор понять, что в нём главное, что он чувствует главным в своей жизни, какие в ней ведущие темы).

Меня страсть самоутверждения (вкупе со многими другими страстями) только и делала, что раздирала, и теперь не вполне ещё улеглась, при всём моём нынешнем вкусе и интересе к смирению – а уж что в его годы было!… В качестве его, самоутверждения, форм я предпочитала различные виды парадоксального поведения, негативизма, поз и рисовки. Так вот: в нём совершенно нет ни парадоксальности, ни поз, ни рисовки, ни тем паче негативизма: этого надрывного юношеского НЕТ всё равно уже чему – что под руку попадётся (в моём случае под руку попадались, например, советская власть, почитание старших [дерзила с наслаждением], культурные условности, семейные ценности…). Он – мягко-ироничный и взвешенный в каждом суждении. Отстранённо-прозрачный.

Честно говоря, мне вообще не заметно, чтобы его, 21-летнего, вообще раздирали, тревожили, выводили из заметных глазу равновесий какие бы то ни было страсти. Мне не кажется (могу, конечно, и ошибаться – я об этом не решаюсь и не люблю прямые вопросы задавать [тут мы с ним ТОЧНО похожи: о существенном в лоб не спрашивать]), что он чем-то одержим, захвачен и / или вообще склонен к такой одержимости и захваченности. Меня же отродясь пожирало внутреннее пламя.

Он какой-то (при ОГРОМНОМ количестве детского внутри, трогательно-, обезоруживающе-детских интонациях и выражениях лица) очень взрослый, устоявшийся – при несомненном росте и внутреннем движении (это чувствуется). В нём есть даже, как ни удивительно, некая солидность, которая и к сорока годам не всеми достигается (я, кажется, так и не достигла – но и не тщусь, правда…) Он абсолютно не эгоцентричен (что вообще фантастика, особенно при том, что – поздний, обожаемый, заласканный и забалованный ребёнок. Матушка наша - размашисто-яростная, ироничная, беспощадная, категоричная изо всех сил [а я ведь в неё, вся и разница, что давно этого не проявляю, формируючи себя в другом направлении] - научилась сюсюкать и употреблять в речи уменьшительные суффиксы в тот самый день, когда он родился, и с тех пор не перестаёт :-) и постоянно говорила и говорит ему, что он самый лучший. И при этом он самокритичен (кажется, без перекосов, насколько вообще возможно судить о чужой внутренней жизни) и с очень хорошим – о, куда большим, нежели у меня – чувством меры вообще. Я даже не знаю, бывают ли у него соблазны безмерности. Наверное, бывают (я всё-таки подозреваю, что это – общечеловеческое), но этого никак не видно.

Я совсем не чувствую разницы с ним в возрасте. То есть абсолютно. С ним было бы здорово дружить – я думаю, что он очень хороший друг.

Я хотела бы быть такой, как он - естественно-лёгкой для других, уметь общаться с той доверительно-освобождающей (без холодности) дистанцией, как это умеет он. Чувствовать и со(-)чувствовать без агрессивного вторжения в другую жизнь. Радоваться без эгоцентризма (он из тех, кого радость – а впрочем, наверное, и что бы то ни было, но я его не во всех ситуациях видела – не делает глухим к чужим настроениям: он их вообще тонко чувствует, не расспрашивая. Чувствовать, не расспрашивая – это вообще даже не великое искусство, а просто дар, более, на мой взгляд, редкий, чем даже художественная (например) одарённость). Быть благодарной и внимательной к людям и к жизни вообще. Сочетать в себе чувство меры со свободой (впрочем, тут нет парадокса, это – вещи очень родственные друг другу) и восприимчивостью.
Tags: Братик, биографическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments