Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Category:

Под знаком близнецов

Чужие города (с которыми, значит, у реципиента не связан серьёзный, утяжеляющий пласт опыта) – в восприятии-воображении (нераздельных) их случайного, мимобеглого посетителя - липнут друг к другу, накладываются друг на друга, притворяются друг другом, взаимопрозрачные, друг сквозь друга проступают, сновидчески друг другом оборачиваются: войдёшь в один, выйдешь в другом, - навязывают тебе ложные узнавания. Так Неаполь всё норовит прикинуться Барселоной (с которой они вообще-то, совсем разные: ритмически, эстетически, колористически… - но достаточно близости моря, уличных пальм, поздней осени…), окликнуть тебя её голосом, продрать по коже ознобом дичайшего чувства, что-де ты тут уже была, знаешь – телесно чувствуешь – где что (ведь у каждого хоть сколько-то знакомого города есть в нас телесная именно карта, карта внутренних расположений) и можешь ориентироваться (да, семь лет тому и вправду была, но совсем недолго, очень на бегу и никак не там, где он морочит тебе голову этим узнаванием). Чужое на то и чужое, что – по отношению к нам, пришлецам – ускользает, обманывает, сплошной мираж (грубо-грубо говоря: неправда-всё-это). На город надо если и не жизнь положить, то, по крайней мере, существенную хоть в каком-то отношении часть жизни, чтобы он обрёл плоть, весомость и реальность.

Поскольку же нет ни соответствующей возможности, ни, в данном случае – соответствующей потребности, играешь с собой в давно заведённую игру: утяжеляешь его в себе искусственно, представляешь себя местным жителем, для которого вот это вот всё – ежедневная рутина, полная множеством личных смыслов, мельчайших и крупных, от самовосприятия которого неотъемлемо именно это. Создаёшь себе в ответ городу фантомную жизнь, пытаешься прожить её в его декорациях (понятное дело, споря таким образом и с собственной единственностью и смертностью – да прежде всего с этим, единственно с этим, иначе зачем вообще всё).

Вообще-то Неаполь, неравномерный, сложный, сумбурный, со многими внутренними темнотами, с неровным дыханием, тяжеловато-драматичный, мало рациональный (всё-как-мы-любим), - классический трудный город, - должен быть, воображается мне, близок русскому сердцу, а тем самым и русскому уму – куда более своего мнимого близнеца, царственной Барселоны (которая и сама, помнишь же, год назад только и делала, что апеллировала то к неаполитанской твоей памяти, то к римской, ища себе подобий и соответствий. Она пыталась и парижскую маску надеть – но не очень в этом упорствовала, памятуя, что Париж у тебя как-то не очень в своё время рассмотрелся и расслышался. Барселона вообще-то ещё и своевольничала, принимаясь говорить голосами из будущего – притворялась не виданными тогда и даже теперь ещё не виданными сицилийскими городами. Города хитры – оборачиваются коридорами в другое, лишь бы ускользнуть от нашего взгляда, не показать себя настоящих. Очень немногие города заговаривают с нами сразу собственным голосом, сразу от себя, никого не цитируя, ни на что не ссылаясь. Наверно, это знак большого доверия города к человеку).
Tags: phaenomenologia interior, географическое воображение, городоречь, иллюзии, отношения с городами, сказка странствий, чужое и своё
Subscribe

Posts from This Journal “чужое и своё” Tag

  • О таинственном

    Таинственен не тот город (не то пространство вообще, но город – склубление, сгущение пространства, лицо на его теле, поэтому о городах думается…

  • Свой длинный развивает свиток

    Год назад ровно вручали мне «Неистового Виссариона», и самым острым в этом была новизна опыта (обескураживающая) и обескураживающая же его…

  • Далеко заводит речь

    Дописываешься уж до того, что в тебе начинает – почти помимо твоей воли и власти – говорить сама речь, заводя тебя туда, куда – мнится - ей самой…

  • Не может быть

    А три едва охватываемых воображением года назад, когда была совсем другая жизнь, летели мы через Ригу в Милан и оттуда - не спавши более суток -…

  • Среда (не)принадлежности

    Сейчас, когда по Европе гуляет смерть, кажется постыдным мечтать о праздных гедонистических, потребительских, неминуемо поверхностных и…

  • Без подтекста

    Пересматривая – грузя на фейсбук – сицилийские фотографии о долгой дороге из Катании в Палермо. Кто бы мог подумать, что я когда-нибудь способна…

  • Вечно ускользающее: к оправданию избыточного фотографирования

    …Нагрести охапок чужой жизни (да нет, в конце концов: жизни вообще; «чужое» - это только один из модусов, в которых она предстаёт воспринимающему,…

  • Человек вычитается

    Чужие страны, конечно, - сплошная поверхностность. Но ведь затем и ездишь. Ради блаженного опыта своей бесконтекстности, непонятности, бессвязности,…

  • Не ожог, но обжиг

    …чужая жизнь - в силу самой уже своей концентрированной чужести и чуждости, мнящейся повышенным градусом существования как такового – жжёт, обжигает…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments