Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

С милого севера

Я, разумеется, скажу глупость, воскликнув, что оставаться в Москве для меня было бы стократ содержательнее, чем переться теперь в Стамбул, но я эту глупость скажу, потому что она – правда и, как таковая, должна быть продумана.

(Мне гораздо больше даёт, думала я, как ни дико звучит, путь к дому через дворы от метро «Университет». Это одна из самых насыщенных, самых всеговорящих дорог на свете, – да, собственно, самая.

Другие города и земли, думала я, острее всего как феномен воображения. Впрочем, как такой феномен вообще всё острее всего.

И только дорога к дому от метро «Университет» - реальность.)

Я совсем (или почти не) рассматриваю практику (нефункциональных, нерабочих, типа – посмотреть) разъезжаний по свету ни как гедонистическую (хотя в ней, спору нет, есть – бывают – и гедонистические, и даже эйфорические компоненты), ни как рекреационную (требует усилий, самопреодоления и дисциплины, а следственно, и напряжения куда более, чем сидение дома). Это, конечно, по большому-то счёту – разновидность работы: самосозидания, аутопойесиса, в случае 50-летнего человека уже несколько запоздалого (а если говорить прямо и грубо, то запоздалого сильно).

Скорее бы уже, что-ли, - думаю, - следующая благословенная суббота, когда я – страстно надеюсь – радостно вернусь за этот стол и продолжу своё ситуативное, сиюминутное бессмертие, свою всевременность и повсеместность.

Уезжаю я ненадолго, а кажется, будто надолго, потому что далеко. – Ну невозможно же, мнится, так далеко, в такое иноустроенное – ненадолго: просто не успеешь. Пространство самим своим размером разращивает время, выявляет в нём неизведанные ещё ресурсы огромности.

Мы летим через Кишинёв с некоторой остановкой там, и, честно сказать, сейчас я чувствую, что им бы я и ограничилась: Стамбул кажется слишком превосходящим моё восприятие, самые возможности его. Похожее чувство вызывал в своё время ещё не виданный тогда Рим, - который, впрочем, тут же, совсем невероятным и сразу-убедительным образом доказал свою – не отменяющую огромности – человекосоразмерность. (Иерусалим и тот заранее чувствовался менее чужим, хотя куда уж огромнее?) То ли будет с Римом Вторым? Он кажется гораздо более чужим, потому что – сильно иноустроенная и совсем почти неизвестная культура. Он – слишком вызов, на который я не знаю, как ответить. (Я очень давно хотела его увидеть, но теперь, когда оно вплотную придвинулось, - боюсь: здесь Родос, здесь прыгай, - а ну как не прыгнется?) Стыдно оказаться не вровень. Невозможно оказаться вровень.

Он слишком огромен. Слишком содержателен, памятлив, непрозрачен. Я не вмещу. Я не справлюсь.

Думала даже, идучи к метро от редакции «Знамени», из которой так не хотелось выходить: нет ничего слаще заведённого, устойчивого порядка вещей. Хотя бы уже просто потому, что он даёт надёжную иллюзию защищённости – человеку, который только и делает, что чувствует себя уязвимым, у которого это один из главных до навязчивости мотивов самовосприятия. Поэтому, конечно, - ритуалы, повторения… - защитные ограды.

Поездки, особенно дальние, особенно в чужие, едва понятные страны – сдирание шкур, иной раз и вместе с мясом. Остаёшься оголёнными нервами наружу.

И простой мимолётный ветер по ним – как бритва.

И стамбульское кошачье в утешенье мне (фото ЖЖ-юзера periskop.su):

Стамбул и кисонька.jpg

This entry was originally posted at https://yettergjart.dreamwidth.org/279436.html. Please comment there using OpenID.
Tags: ars apodemica, reisefieber, аутопойесис, записки интроверта, московское, повседневность и экстатика, психопатология обыденной жизни, работа убывания, ритуалы повседневности, сказка странствий, травматология странствий, чужое и своё, экзистенциальная география
Subscribe

Posts from This Journal “сказка странствий” Tag

  • Колодец глубины несказанной

    Смешно (ли?) сказать, но в Великом Новгороде волнует больше всего не то, что видно глазами (хотя тут и глазами кое-что видно), но то, что носится в…

  • Нестихи. Говорю языком своих семнадцати лет

    Есть только явь и свет. А.Т. Россия собирается из ветра и воздуха. Пронзительного, синего - навылет, на глаз, на ощупь, на живую нитку – -…

  • Пересекая границу

    Пересекая границу Между июлем и августом Между ночью и утром Между Европой и Азией Между здравым смыслом и разнузданным безрассудством Между…

  • Изготовление рельефа

    Никуда не ездя, я не чувствую рельефа времени: равнина, - с небольшими разве только ухабами. (Нет, это нисколько не скучно, за все месяцы карантина…

  • К открытиям очевидного

    Смысл отдыха (который мне всё не даётся, – в основном отдых, но и смысл его как-то не очень) – (не только в сбросе напряжения, но и) в опыте другого…

  • Об утешении пространствами

    Вирус на (красивую глубоко-синюю) букву К проехался-таки по моим планам и мечтаниям, связанным с пятидесятипяти- (и язык-то не поворачивается…

  • На полях обязательного

    Дописывая текстичек о философической прогулке Алексея Макушинского по предместьям мысли, думаю я о том, что теперь I have a dream: с этой книжечкою…

  • Подсознание города

    Кроме всего прочего, Москва за время терпеливого нашего сидения в укрывище (отчего мир, как известно, становится всё слаще и слаще) обзавелась целыми…

  • Загружая на фейсбук итальянские фотографии прошлого ноября

    У всякой – страны ли, вещи ли, чего бы то ни было – есть чувственный образ, предшествующий (почему-то) всем впечатлениям от неё и лежащий в их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments