Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Памяти прошлого

Совсем не хотелось ничего писать, но вспомнилось, ещё прошлой ночью, что 8-го января исполнилось ровно 20 лет с тех пор, как я начала работать (в библиотеке Института языкознания АН). Самой странно. Поэтому мне пришло в голову поместить сюда запись 20-летней давности – не от 8-го, правда, января, потому что я по обыкновению СРАЗУ о существенных переменах в жизни не писала, давая им «отлежаться», а от 17-го, но всё равно – 1987 года. Мне был 21 год с небольшим. По обыкновению же ничего в этом тексте не меняю (включая знаки препинания: обожаемые тире [в том числе самоизобретённые двойные] и скобки; до сих пор не вполне избавилась), за исключением только того, что отдельные куски текста перевожу с венгерского, на котором они тогда думались и писались. (Сказать, зачем я это делаю? – Интересно увидеть, как эта давняя, почти уже не моя жизнь будет выглядеть в напечатанном – окончательно отчуждённом виде! :-))

«= На работе меня всё время (ну не всё время, но всё же периодически на меня наплывает) – гложет «заработанное» в Будапеште чувство невыносимости того, что я стою и ничего не делаю, или не делаю ничего существенного. Моя будапештская, так въевшаяся в меня концепция о функциональности времени – не знает, что ей делать с собою посреди моего рабочего дня, когда нужно выполнять обязанности чисто «технические» (которые то есть ничего не дают для моего – мышления, образования. развития, систематического приобретения функциональных знаний – на которое работало моё будапештское время. У будапештского моего времени были мускулы, было направление («вперёд и выше!…») – было ощущение направления и иллюзия смысла).

(Хотя – и это уже особая статья – я в Будапеште жила так, будто уши да и глаза были у меня воском заложены, - знать не желая никакой живой реальности, сведя всю свою жизнь к – жадному, как можно более систематичному поглощению – преимущественно философских – текстов; я жила в этом, как в герметическом сосуде, - залитом сургучом и запечатанном. Я сносила «объективную реальность» лишь как «неизбежное зло» (преувеличение), которое необходимо вытерпеть как условие, как возможность набития себя текстами. – И у меня была иллюзия, что всё это имеет смысл, потому что была иллюзия цели. – пусть даже на самом деле это была работа вхолостую – бог весть, что оно было на самом деле! – но у меня была иллюзия цели, - которой до конца университета – будь у меня возможность доучиться – хватило бы. – Ну а затем, наверняка, началось бы всё то же, что сейчас, только с дипломом в кармане. – Что лучше, я судить не могу, т.к. эта вторая возможность не дана мне как реальность (у реальности же совсем не та весомость, чем у «возможностей» и т.п. этого рода). Только текстов я наглоталась бы больше и иллюзий бы у меня побольше наросло (а они нарастают сами собой, спонтанно, как ракушки на затонувшем корабле).

= Вот такое моё главнейшее впечатление от работы: исчезает чувство функциональности времени; жутко много времени уходит на трёп, - какой бы то ни было интеллектуальный, а всё-таки трёп, от которого функциональности и продвижения вперёд ни на грош. – Пока ещё мне стыдно за это (а привыкнуть очень легко, благо никаких усилий не требует; поэтому и опасаюсь, что привыкну скоро). – Когда я занимаюсь своим непосредственным делом – выдачей книжек или расставлением их по полкам, - я чувствую себя лучше (хотя и тут, конечно, ёрзает мысль, что, в общем, пропадает время, которое может быть использовано для самообразования, - т.е. опять же функционально). – Итак, единственное, чего мне – благодаря моей будапештской выучке – хочется, это: осмысленной функциональности (цель, определяющая движение к ней).

= Может быть эта иллюзия, в худо-бедном виде, снова появится, когда я буду заниматься подготовкой к экзаменам (а этим следовало бы начать заниматься уже с этой недели). – Ещё я запрягу себя в венгерские переводы, в зубрёжку латинского, греческого, немецкого (и очень хотелось бы ещё и книжки читать!), постараюсь ни одной незаполненной минутки себе не оставить.

= Не хочу, чтобы всё это было прекраснодушным прожектёрством. Буду, насколько удастся (в борьбе с собственной инерцией) придерживаться взятого плана. Держать себя в ежовейших рукавицах.

Нельзя давать себе поблажек!»
Tags: documenta humana, даты, дневник-1987, из архива, персональный календарь, работа и я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments