Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

амбары воздуха и света

Раннемартовский Берлин был огромным аквариумом света и воздуха.

Непривычно до странного воспринимать чужой город, чужую страну ранней весной (время ведь – орган восприятия, равноправный со всеми прочими – и совершенно необходимый, не менее всех прочих) – шатания по дальним странам так уже успели срастись в одно целое с осенью, с угасанием и выдохом года, что на каждом шагу мерещился осенний сгорающий воздух. А была весна – совсем юная, совсем необжитая, ещё жёсткая, - расширение мира во все стороны, расточительная щедрость пространства и времени.

Берлин (топорщится и жёстко, металлически, латунно блестит само его имя) – трудный, неровный, многоуровневый город, с наползающими друг на друга, вытесняющими друг друга пластами, хребтами памяти, со многими внутренними беспокойствами и темнотами, со многими шрамами под кожей, которым, вероятно, никогда вполне не зажить. Этим, но только этим, он очень похож на Москву, притом многими видами и колористикой (гарь и пепел, пасмурь и копоть – цвета ноября) – скорее, на Петербург, иной раз - до вздрога фантомного узнавания. Мнится, будто не только внешне: в нём наверняка должно быть изрядно бесовщины, достоевщины, кошмаров, - тем больше, чем сильнее рациональное напряжение его мускулов, чем яснее прямота его линий. Довольно чужой и отчуждённый (постоянно вертелась в голове фраза: "Пространства отчуждения"), умеющий быть и отталкивающим, даже выталкивающим, и – на поверхности – распахнуто-дружелюбным: специальным таким, думается, дружелюбием - для чужаков. Он умеет вести себя так, чтобы с ним было легко, но, скорее, на отдельных участках и из вежливости. В целом город очень закрытый, полный умолчаний – но очень красноречивый: говорит сразу многое – и громко, едва успеваешь вместить. Сильный, витальный, жёсткий, требовательный, диктующий, надменный. Говорящий с человеком сверху вниз. Маскулинный. Развёрнутый в будущее. Город без сантиментов, как будто даже без иллюзий. При этом, как ни удивительно, (подобно Петербургу) не холодный – горячий.

SAM_9729.JPG

SAM_9730.JPG

SAM_9731.JPG

SAM_9743.JPG

SAM_9492.JPG

SAM_9494.JPG

SAM_9495.JPG

SAM_9498.JPG
Tags: Берлин, городоречь, другие берега, сказка странствий, фото
Subscribe

Posts from This Journal “другие берега” Tag

  • Не может быть

    А три едва охватываемых воображением года назад, когда была совсем другая жизнь, летели мы через Ригу в Милан и оттуда - не спавши более суток -…

  • Napoli, la bella

    Гружу себе тихонечко неаполитанские фотографии на фейсбук – их пересматривание и отбор, отбор и пересматривание - форма рефлексии, между прочим, и из…

  • О неувиденном

    …и нет, вовсе не другие города придают человеку крупность, задают ему масштаб видения и существования, – нет, не они, даже самые мощные, как,…

  • К сказке странствий

    ...а заодно и к теории уязвимости. Конечно же, другие города – и другие жизни, всё время пробивающие брешь в твоей защитной оболочке, – для того,…

  • К сказке (не)странствий

    А ещё я с нежностью вспоминаю Белград (бывший уже шесть с лишним лет назад). Он какой-то совсем свой, интуитивно понятный (по крайней мере,…

  • К сказке странствий

    А Барселону вспоминаю с нежностью. Да, она, конечно, из тех городов, что «для всех и ни для кого», с пышным фасадом, которым, в основном, к…

  • Пусть будет и здесь –

    вытащу из фейсбучного обмена репликами о Риме, - из той пучины, как что в неё канет, уже ничего не выгрести. Думаю я о том, что Рим - предмет…

  • К соматике Рима: L 'eternità a misura d'uomo

    …а Рим – весь, целиком – живое, тёплое, чувствующее и чуткое тело. Им можно греться в холоде бытия. При всей его огромности и вечности он как-то…

  • Чужая Италия

    Рассматривая в ФБ (лишь-бы-не-работать) фотографии Дмитрия Бавильского paslen из Италии (в самом слове «Равенна» столько…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments