Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Без названия

Кому завтра к четырнадцати часам непроглядно раннего утра идти на стенд ЗС на ярмарку, тот, обливаясь незримыми миру слезами, с мясом выдирает себя из сладкой ночной работы и идёт пытаться спать. Что лучше ночной идиоритмии, своеритмия? - Да вот ничегошеньки. Ничего вообще. Днём ты всё время, на каждом почти шагу расплачиваешься с социумом самой собой (за что? - за право существовать, видимо). Ночью в общем-то тоже, но, по крайней мере, делаешь это в собственном ритме, с хорошим, сладким привкусом необязательности. В ночь ныряешь, просто уже чтобы подышать.

Вообще видела я сегодня на ярмарке сладчайшие книжки, несчастие с которыми даже не в первую очередь в том, что они люто дороги (хотя да - люто). Дороги-то ладно, - если бы я придумала, в какой их встроить проект - дороговизну можно было бы принять. Но я не вижу такой возможности - и не перестаю чувствовать, как безответственно нахватывать книжки без проекта: они даже не денег требуют главным образом, но времени. А время я уж постаралась так жёстко расписать, что теперь в эту сетку почти ничего уже не лезет. Книга - это кусок жизни, который с нею надо прожить, которому - в этом смысле - надо соответствовать: временем и объёмом усилий, качеством присутствия. Это в молодости я была (почему-то) уверена, что всё пригодится и можно смело нахватывать впрок. Теперь биографическое время сжимается, и, подозреваю, оно делает это стремительно. Хватать книгу, не будучи уверенной, что качественно врастишь её в свою жизнь, что сделаешь её смысловым событием - пусть хотя бы для себя только. о том, чтобы для других - и не мечтаю, - это вот кажется таким же губительно безответственным, как "обещать и не жениться". В каком-то смысле это тоже обман ожидания, потому что книга и есть ожидание - ожидание внимания, ответных (ей) усилий.

Особенно взволновавшие меня книжки - вот такие, виденные на стенде издательства "Наука": изданный в "Литпамятниках" сборник перуанского поэта Сесара Вальехо ("Чёрные герольды. Трильсе. Человечьи стихи") - с качественным, в половину толстого тома, комментарием (Господи, как я, бессмысленный человек, обожаю подробные комментарии) (страшно интересна неведомая перуанская жизнь; чувствуется дикая, сырая, шершавая мощь в авторе, в общем, волнует скорее даже как природа, а не как культура, - как запах леса, скажем). 1050 р. И огромный, подробный том, писанный Робертом Нортоном (не знаю, кто таков) "Стефан Георге и его круг". Насколько показалось, с тщательной, детальной реконструкцией контекста. Роскошная книжка. Беспощадно интересно - и совершенно бесполезно для всех моих занятий. И времени для чтения требует большого и медленного - у меня совсем нет такого времени. Интересно бессмысленно и беспощадно. Полторы тыщи. - На Вальехо я, наверно, всё-таки соблазнюсь. Над Георге думаю.

А это я. Очень похоже.
readonly.jpg
Tags: библиофагия, записки совиным пером, нюктофилия, психопатология обыденной жизни, работа и я, удел человеческий, этика существования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments