Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Главкнига, или По следам исчезнувшего времени: биобиблиография библиофага

Забравшись с утра в сеть почитать "НГ-Ex Libris", в изумленьи увидела там собственную биобиблиографию, писанную мною для них давным-давно (полгода, что-ли, назад). До плода трудофф ей, конечно, далеко, но на статус умственного продукта она может претендовать смело.

Главкнига: чтение, изменившее жизнь

http://www.ng.ru/glavkniga/2016-03-10/2_glavkniga.html

Об авторе: Ольга Балла - критик, литературовед*.

Тэги: детство, книги, мировоззрение, новороссийск, философия, диалектика, материализм, катаев, эгоцентризм, пруст

Чтобы не говорить слишком долго о любимых и важных книгах – тут разговор был бы нужен действительно долгий и подробный, – скажу об особенной категории читаных текстов: о «текстах-переключателях» – о книгах (в одном из случаев это была журнальная публикация, но так ли важно), разом переключивших гештальт, изменивших мне способ видения жизни и существования в ней. При этом не имеет ни малейшего значения ни степень общекультурной важности этих текстов, ни то, что «на самом деле» хотели сказать авторы. Таких радикальных переключателей было немного, и все они случились со мной в позднюю пору детства.

Первым стал летом 1978-го, незадолго до моих 13 лет, как ни смешно звучит, учебник «Диалектический и исторический материализм», забытый в номере пансионата под Новороссийском кем-то из предыдущих его насельников. Меня поразила первая фраза, которую я увидела, его открыв, – о том, что философия занимается «наиболее общими законами» (мира, общества, не помню уже чего). То есть основами и существом всего. Я немедленно поняла, что это интереснее всего, что только может быть, – и с тех пор принялась читать всё, что, по моему тогдашнему мнению, имело отношение к философии.

Второй стала в том же году книга Валентина Катаева «Святой колодец. Трава забвенья» («Алмазного венца» там не было). Она перевернула мои представления о литературе: я с жадностью и радостью открыла, что можно писать без сюжета и фрагментами. Именно это люблю до сих пор больше всего – с того самого времени.

Третьим текстом-переключателем стала переписка академика Ухтомского, найденная мною в 1980 году в старом «Новом мире». Она вытолкнула меня из детства: из этого текста я вышла с ясным пониманием тупиковости эгоцентризма и ценности другого человека.

Отдельно стоит назвать три тома Пруста в венгерском переводе, попавшиеся мне в 1983-м. Будучи читан на моем уже девятнадцатом году, Пруст меня не перевернул – не так перевернул, как первые три текста, – но поставил мне оптику: я стала видеть процесс жизни в самоценности его деталей
.


*NB ЭТО не я написала. Называть себя критиком и тем более литературоведом мне бы не хватило наглости.
_________________________________________________________

Вот и ясный ответ на вопрос, "зачем всё это было нужно" (всё это, прожитое, перечитанное, вообще): для того, чтобы однажды упомянуть об этом в газете "НГ-Ex libris".

Из всех названных книг со мной - в активном употреблении - до сих пор Пруст 1983 года. Где-то в необозримых недрах дома живут и учебник по диамату (который я, конечно, тогда оттуда уволокла, но куда в результате всего засунула - теперь не помню), и тщательно законспектированный от руки в 1980-м Ухтомский (сам журнал так и остался на даче - которой больше нет).

1980:
SAM_6051.JPG

1983:
SAM_6050.JPG

А о роли Ухтомского в устроении моей персоны бормотала я нечто, тоже незапамятную вечность назад, вот здесь: http://gertman.livejournal.com/35443.html
Tags: documenta humana, Челюха, библиофагия, биобиблиография, биографическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments