Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Блуждающий огонь

А на Таганке, помнится, недалеко от метро, если идти в сторону Гончарной улицы, была классная блинная, где так хорошо сиделось и думалось (Создатель Миров ведь насоздавал кофейни и родственные им места специально для того, чтобы мы себя там выводили за пределы обязательных контекстов и думали, и жили свою отдельную-отдельную, внутреннюю-внутреннюю жизнь. Кстати, одним из таких мест была погубленная «Шоколадница» на Кропоткинской.). Сколько блокнотов было там исписано. Неужели тоже снесли? Надо будет съездить, проверить.

А ещё очень жаль киосков на пути от Ленинского проспекта к метро «Ленинский проспект», у площади Гагарина, - с ними, даже когда в них ничего не нужно было (хотя поглазеть – уже много), было уютно, с ними много было связано личного, счастливого и дорогого, которое, как известно, и с пустяками умеет связываться, более того, с ними как раз в первую очередь – золотистая пыльца бытия. Перед свадьбой в 2005 году я там покупала какие-то штуки, и сколько раз позже, проходя мимо, волокла оттуда домой всякие гастрономические радости. Они были продолжением дома.

Что ни отними у человека (хоть в общем-то не нужное в практическом отношении, - да вообще, практическое занимает в человеке на самом деле так мало места, что о нём и заботиться не стоит. А вот радость занимает много-много места, даже когда по пустякам, - повод ей ведь по существу не важен, как огню – всё равно, от чего вспыхнуть. Человек – существо символическое. Animal symbolicum. В нём и само практическое-то символично.) – всё будет рана, всё будет утрата. – Было пространство тёплое и светлое, стало холодное и тёмное. Город стал более безличным.

На самом деле таких непоправимых потерь разной степени личностности и крупности – считая хоть с начала жизни – можно насчитать очень много, и среди них – куда более коренные, - и в узко-биографическом смысле (вспомнить хоть чертановскую квартиру или Челюху. Да тут вообще что угодно от книжных магазинов «19 октября» и «Ad Marginem» - вот уж были точки интенсивности, фонари во мраке, - до бассейна в Лужниках и пятиэтажек на проспекте Вернадского. Личная карта Москвы вообще столько раз перекраивалась, что и не счесть), и в смысле городской среды. – Просто штука в том, что многократно и болезненно сдираемая шкура учится регенерироваться, - чем чаще сдирают, тем быстрее учится (защитные механизмы – великая вещь). (Вообще, зверская, достойная лучшего применения в своей страстности любовь к жизни даёт мне очень быстро перерастать такие сдирания. Одновременно сильно и долго помнить – и быстро перерастать.) В какой-то момент начинаешь понимать, что дело вообще не во внешних объектах, сколь бы дороги они ни были. К ним просто привязывается – и передвигается, при их исчезновении, в другое место – внутренний огонь.


Их тоже кто-то чувствовал частью жизни, вспоминал и оплакивал:

1920е_Китай-город.jpg

1920е_Китай-город2.jpg

1930е_Кропоткинская.jpg

1930е2.jpg

1930е4.jpg

1950е2.jpg

1959.jpg

1959_2.jpg

1960е2.jpg

1970е.jpg

1981. Photo Ceri Carlill.jpg

и даже, даже их:

1993_Лужники.jpg
Tags: anthropologia personalis, lieux de mémoire, биографическое, московское, утраты, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments