?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Про Люксембург

Люксембург – почти несбывшееся, сбывшееся с самого краешку: виден был в этом сентябре (недопустимо) стремительно, на протяжении одного часа, - как быстрый сон под едва прикрытыми веками.

Но, по крайней мере, как чувственное впечатление, как чувственное событие (пусть и не как предмет понимания и рефлексии – до этого далеко) он состоялся, - и об этом уже можно говорить.

(И, конечно, - чем меньше доставшееся, чем острее было его точечное воздействие: рррраз – и иголку отняли, - тем больше о нём думается: чего не хватает, то внутренне достраиваешь.)

Меня удивила в Люксембурге (и очень расположила к нему) человекосоразмерность, внятная и спокойная человеческая устроенность, как в квартире, где – без лишнего педантизма (он очень живой и, как всё живое, вполне лохматый) – вещи лежат на своих узнаваемых местах и не конфликтуют с пространством, но выращивают себе там тёплые уютные ниши. Сочетание таких свойств, которые, кажется, должны бы плохо, если вообще, совмещаться друг с другом: чрезвычайная насыщенность сложнопереплетёнными слоями памяти и эта нежданная для обитателя избыточных русских пространств, но такая понятная соразмерность: город-дом, страна-дом, где до всего - не перестающего быть крупным! - можно дотянуться рукой.

(Обитаемые пространства - вместилища, куда человек складывает свой опыт. Архивы опыта. В некоторые складывает аккуратно, в иные кое-как сваливает - потом разберёмся, в какие-то швыряет и охапками, без разбору и без надежды на него. Вот Люксембург - это такое место, где всё сложено заботливо и – кажется – без зазоров. Знающий знает, где взять, сколько и зачем.)

Подобная сгущённость, часто уютная, есть / бывает в (постсоветских) балтийских странах: Эстонии, Латвии, Литве, - но они все, кажется, жёстче (даже самая тёплая из них, Литва. Скорее, там везде - такие очаги уютности, часто вполне плотно друг к другу размещённые в пространстве. Особенно это чувствовалось в Таллинне с его явными перепадами, чёткими границами между «жесткими» и «мягкими» участками пространства.) - и все в плохо заживших, по существу – ещё свежих шрамах. (И мне такое гораздо внятнее – ближе к собственному опыту.) В Люксембурге такие шрамы тоже есть, они даже чувствуются (его интенсивности не было бы, когда бы не внутренний драматизм, о содержаниях которого набежавший на час проезжий человек ничего не знает), но зажили они уже хорошо. У этой (тщательно и многократно возделанной) земли мощная заживляющая сила.

SAM_2346.JPG

SAM_2374.JPG

SAM_2377.JPG

SAM_2382.JPG

SAM_2385.JPG

SAM_2388.JPG

SAM_2389.JPG

Записи из этого журнала по тегу «антропология пространства»

  • К практической метафизике

    Всё-таки приморские города сообщают человеку совершенно особенное чувство, какого не дают даже города у больших рек (но даёт, например, Гамбург,…

  • К опыту оседлости

    Вот почему ещё так важно долго-долго жить в одном пространстве (разумею и квартиру, и дом, и окрестности, и город – смысловая и эмоциональная…

  • И отступление. Видимо, о любви

    Но город городов этого года, конечно, Амстердам. Меня ничего с ним не связывает – эта моя география совсем не экзистенциальна, - всего несколько…

  • Стамбул: послесловия. 2: Кишинёв

    Скажу и ещё одну, дикую по видимости, вещь: Кишинёв – маленький, соразмерный восприятию, считающийся с ним – особенно старый, одноэтажный –…

  • Оседлая жизнь кочевника

    А вытащу-ка из фейсбучного комментария, который вечности жерлом пожрется, мысль о том, каково это - всю жизнь жить на одном месте и не скучно ли это.…

  • Сказка (не)странствий

    Оказывается, я вспоминаю Рим ностальгически и ужасно хочу туда снова. Мечтаю об отношениях с этим городом-миром в режиме повторений и возвращений, о…

  • Пересекая двор

    Изначальные пространства - дом и двор младенчества и детства, их окрестности – воспринимаешь, с самого начала и потом всегда, помимо их красоты или…

  • Роста и чудес: о символическом неприсвоении

    Вдруг (не только поймала, но и) поняла себя в том, что мне нравится бардак в квартире, смещённость вещей с их закреплённых мест: это даёт чувство…

  • О лёгкости

    Ездила знакомиться с новооткрывшейся станцией «Румянцево». Станция оказалась неожиданно хорошей – задающей очень правильное ощущение жизни:…

Комментарии

( 4 комментария — Оставить комментарий )
almacska
10 ноя, 2015 08:48 (UTC)
Жируют они там. Без потрясений, войн, и всяких других коллизий :)
yettergjart
10 ноя, 2015 16:00 (UTC)
Ну Вторая мировая их, по меньшей мере, коснулась. Меня поразила история, рассказанная экскурсоводом: когда немцы захватили Люксембург, они немедленно прислали всем, по их соображениям, военнообязанным люксембуржцам повестки в немецкую армию. Ни один не явился. ВСЕ не явившиеся были расстреляны.

В общем-то что мы знаем о чужих драмах и трагедиях! Там наверняка своей горечи изрядно.
almacska
10 ноя, 2015 17:03 (UTC)
Конечно, в войну все хлебнули. Но, все же, им во всем легче, мне кажется.
yettergjart
10 ноя, 2015 19:45 (UTC)
Наверно. Мне, конечно, тоже мнится, что они избавлены от наших восточноевропейских множественных разломов, что, по идее, должно бы их предрасполагать к большей гармоничности. - Надо бы пожить там как следует, чтобы по-настоящему знать.
( 4 комментария — Оставить комментарий )