Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Сказка странствий, она же Соматика смысла

__1.jpg

Стокгольм. Фотография не моя, выловлена в интернете за правильную эстетику (экзистенциальную, какую ж ещё), пластику и колористику.


Категорически хочется сделать Скандинавию фактом и материалом своего чувственного опыта. (Прежде всего Стокгольм, почти совсем не прочувствованный и не рассмотренный 13 лет назад [и мнящийся, конечно, одним из иновариантов Петербурга – «как бы всё было, если бы не было 1917 года» и всех последующих, одно страшнее другого, событий], - вообще очень часто вспоминаю ту поездку, одну из много-чего-образующих, требующую развития в разные внутренние стороны). В этом году уже точно не выйдет, в иных – Бог весть. Но думаться думается, конечно. В северо-западных странах, в северо-западном типе организации жизни имею чувственную потребность (в южных – совсем нет; разве что немного в юго-западных; в юго-восточных – и того менее, до внутреннего отталкивания), - мой любимый цвет, мой любимый размер, мои любимые пластика и ритмика. Ужасно хочется и потребствуется обратить впечатления от скандинавских пространств в материал для строительства и выращивания себя. (Это занятие даже на пороге пятидесяти лет никак не начнёт чувствоваться по-настоящему тщетным.)

Вообще, хочется пожирать мир и зрением и прочими чувствами. Не из познавательных ни в коей мере соображений (познавательное –теперь для меня – вторично), и даже не в удовольствиях тут дело (отказ от которых как от ведущей мотивации, возможно, менее тривиален), - от иных краёв может и должно быть и больно и трудно, они должны нас ставить под вопрос и проблематизировать, для того и заведены. Ведущие соображения тут чисто витальные: насыщаться жизнью, иллюзией её безграничности (не столько даже вообще, сколько, в первую очередь, для меня). Понятно, что странствия с их символическими присвоениями всего подряд – это и противостояние смерти, - тем ещё более сладкое, что обречённое и безнадёжное, - в каком-то смысле так: раз безнадёжно, значит, можно делать всё, что угодно. Это достижимая цель отбирает себе средства, делит их на годные и негодные, - для недостижимой цели все средства хороши.

Чебоксары же, при пересматривании фотографий во время загрузки их на ФБ, уточняются теперь во внутреннем чувстве как город, - да, не слишком интересный (в банальном смысле неожиданностей, разрывания шаблонов), зато уютный и очень человекосообразный, хорошо приспособленный не к экстатически-чрезвычайному существованию (к которому взывает, пафосно и театрально, например, центр Праги), но к надёжно-обыденному (к которому я с годами проникаюсь всё большим доверием и симпатией). Понятно, что для полноты существования нужны оба его полюса плюс напряжение между ними; нужны перепады эстетических высот, сложный эстетический рельеф, желательно, внятно артикулированный, - поэтому идеальными для обитания кажутся города с именно что пафосно-театральным, избыточным центром и уютными сонными окраинами.

SAM_4256.JPG

SAM_4285.JPG

SAM_4288.JPG

SAM_4295.JPG

SAM_4297.JPG

SAM_4461.JPG

SAM_4479.JPG

SAM_4481.JPG

SAM_4498.JPG
Tags: ars apodemica, phaenomenologia interior, аутопластика, аутопойесис, городоречь, жизнь и смерть, история чувств, отношения с городами, пристрастия, работа роста, сказка странствий, соматика смысла, травматология смысла, экзистенциальная география, эстетика существования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments