Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Не шелохнётся

Больше и жаднее всего люблю (теперь – или вообще, - но, скорее всего, именно теперь, со всё большим осознанием и прочувствованием хрупкости и обречённости всего сущего – всего нашего сущего), когда не происходит ничего: когда жизнь и время стоят, как вода в пруду, не шелохнутся, и в них с подробной, неторопливой точностью отражаются небо, луна и звёзды. Корни бытия слышнее всего в бессобытийной тишине. Нет ничего, чувствую сейчас, счастливее бессобытийности: она не синоним смерти, - как размашисто чувствовалось в юности, - она её прямая противоположность, она упорное возражение ей. Событие травматично. Событие раздирает ткань жизни – с кровеносными её ниточками. Рвёт прямо поперёк.

И ещё люблю больше многого прочего состояние возвращения домой – ритуальное действие, действие-повторение, - собирание всего бытия в аккуратный пучок этого возвращения. Состояние Большого Выдоха.

Каждая ситуация такого «непроисхождения» и повторения - сосуд с хрупкими, прозрачными стенками, сберегающий время, да время ли только – самое вещество жизни. Сосуд, который неминуемо – вот-вот – разобъётся, и это постоянно чувствуешь, и тем он драгоценнее.

И уж тут можно сколько угодно воображать интенсивную и яркую жизнь, происходящую где-то далеко. И даже, для полноты внутренней динамики, тосковать по ней.

Существует, то есть, самоценная тоска – не требующая разрешения, утоления, даже прямо его запрещающая.

Привычные формы существования с их терпеливым повторением – это то, внутри чего только и может происходить нечто по-настоящему новое. Они – инкубаторы новизны, теплицы для её внимательного, до незаметности медленного выращивания.
Tags: смыслы повседневности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments