Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Из постскриптумов к Петербургу

Лето притупляет, сглаживает (всё – по определению), осень – заостряет, затачивает, уточняет.

Петербург провожал меня остро заточенным, как карандаш. Жёсткий грифель, под ним – глубокий тёмный огонь, тем сильнее, чем более сдержанный, менее явленный, всё, как надо, моя эстетика.

Два дня подряд он, понимающий, устраивал мне невозможное: праздник осени в самом начале лета.

Дело в том, что с осенью, с самим осенним состоянием воздуха, с его холодом – градусов 15-16, больше не надо, - с пасмурностью и острым ветром, с сумерками года, с его большим выдохом – у меня верно связывается чувство начало жизни. Чистое чувство, предшествующее, как чистый лист, любым своим содержаниям и мотивам.

И неважно, что для этого чувства нет никаких оснований. Ему не нужны основания. Ему совершенно достаточно себя самого.

В конце концов, когда исчезают все основания или их большинство, чувства и состояния начинают обнаруживать свою самоценность.

В этом, кстати, смысл старости: она обнаруживает самоценность жизни, помимо целей, проектов и иных игр. Обнажает основу, на которой они все держатся и которая их все переживёт. Что-позолочено-сотрётся-свиная-кожа-остаётся: крепкая, надёжная свиная кожа, которой уже не стереться. Как те самые ветки, с которых облетели листья.

Лето расточает, осень собирает. Лето легкомысленно, осень мудра. Лето поверхностно, осень глубока. Лето для-всех-и-ни-для-кого – осень для тех, кто понимает.

Лето вообще врёт и морочит голову. А осень правдива – и называет вещи (людей, состояния, жизнь…) их настоящими грустными именами.

SAM_6741.JPG
Tags: Петербург, калокерифобия, метопорология, сезонные смыслы, сопровождающие цитаты, старость, экзистенциальная география
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments