Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

К травматологии смысла-2

Каждым текстом, который пишешь, - заболеваешь: почти реально, почти без метафор – до ломоты в костях, до соматического неудобства и несвободы (нет, это не «муки творчества», велика им честь: это муки косности; так называемая лень и сестрица её, прокрастинация – только сопротивление им, неминуемым; только малодушное стремление их оттянуть. Чем дольше тянешь – тем больнее потом приходится; но тоже не всегда – не раз бывает и так, что за время оттягивания и избегания, нахватывания глубоко лишних, совершенно не относящихся к тексту впечатлений текст успевает внутренне созреть, подготовить собственные предпосылки – и потом, к изумлению пишущего, пишется легко, едва ли не сам собой, успевай только записывать. Причины и формы сего неисследимы и разуму неподконтрольны.). Каждый – почти телесная лихорадка и температура. И, заболевши, собственными усилиями, преодолевая самое себя, борясь с сопротивлением и текста, и собственного организма, - выздоравливаешь.

Мне мучительно, что всё это так медленно и с такими злыми ломками и разрываниями естества (естеству бы – лежать на диване да книжки читать, да воображать себе молчаливо иные жизни, разращивая изнутри собственную, единственную, маленькую). Мне бы хотелось писать больше (да, практически всегда по поводу чужих текстов и / или чужих мыслей, но это нормально, поскольку – включение в Большой Разговор культуры, и роль комментатора и со-думателя для меня слишком даже велика, до неё дорастать надо) – просто уже потому, что это – единственно возможная для меня форма мышления, а мышление – единственно возможная для меня форма культурного присутствия и того, чтобы вообще хоть что-то значить на свете, хоть чего-то на нём стоить (слишком горько смиряться с тем, что ничего не значу и ничего не стою, – гордыня всё, гордыня, – хотя в направлении принятия этого я, сравнительно с первыми десятилетиями жизни, теперь уже значительно продвинулась) – и вообще хоть как-то ощутимо ответить всей собой на драгоценность и чудо мира, который почему-то, нежданным и незаслуженным даром, достался мне в проживание. Много писать – значит много жить (это – как чтение, только усиленное, да многократно). Но быстрее и больше никак не получается.
Tags: phaenomenologia interior, графогения, диалогичность существования, изготовление смысла, психопатология обыденной жизни, работа и я, роман с мирозданием, самопрояснение, травматология смысла
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments