Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Научи нас сидеть сложа руки

Катастрофические (или полагаемые таковыми) времена делают много интересного с чувствительностью человека. Во-первых, они её притупляют; во-вторых – обостряют до экстатичности. И это – одновременно, хотя и в несколько разных отношениях. - Во-первых, чрезвычайно усиливается действие защитных механизмов (поневоле: не усилится – с ума сойдёшь, - вот душевный, умственный, даже и соматический организм и мобилизуется): человек вдруг обретает способность не видеть смерть, не то что «даже когда», а «именно потому, что» она рядом. Тот ужас, который рисует воображение труса и алармиста (я – в точности это, поэтому хорошо знаю, что и как оно рисует) именно потому теряет значение, что застилает горизонт – и ничего нельзя сделать.

В голове труса и алармиста который день бьются слова перевода Дашевского из «Пепельной среды» Элиота, - сразу думается, что не у меня одной:

Так как крылья мои – уже не парящий парус,
а просто бьющие воздух ласты –
воздух, который иссох и сжался:
он и произволение наше стали малы и сухи.
Научи нас участью и безучастью,
научи нас сидеть сложа руки.


«Научи нас сидеть сложа руки». Научи нас принимать ситуацию и судьбу, когда сделать уже ничего нельзя, и не суетиться; научи нас (если не) понимать это, (то хотя бы) жить с этим. (С тем, с чем жить невозможно. Научи нас невозможному: пока суетишься и думаешь, будто что-то делаешь и можешь чего-то достичь, - спокойнее.) Активно учит.

Что до обострения чувствительности и восприимчивости, то они обостряются в отношении происходящего сию минуту. Нет времён лучше катастрофических для тех, кто считает нужным жить здесь-и-сейчас, максимально присутствовать в настоящем и т.п. – вот прекрасная возможность: ничто не учит этому эффективнее и точнее, чем то, что отказывает нам в будущем.

(Строго говоря, про будущее ведь всё равно никогда не известно, будет оно или нет, катастрофические времена лишь усиливают эту неизвестность. - Они учат нас тому, чему в мирные, рутинные, с иллюзией защищённости времена научиться, наверно, как следует невозможно – может быть, невозможно вообще: жить без надежды; тому, что жизнь без надежды – тоже жизнь.

Чтобы научиться невозможному, надо выйти за обычные пределы, ну да.)

Начинаешь видеть, как богата смыслами, возможностями, свободой, воздухом простая, повседневная, внеисторическая частная жизнь – которая теперь под угрозой. Она настолько богата, что, в сущности, человеку ничего больше и не нужно: в ней уже всё. Пуще того, мнится, отступление от неё в обстоятельства разной степени чрезвычайности – это не обогащение, но, наоборот, оскудение, схлопывание, редукция.

В конце концов, пока мы живы, у нас есть не только настоящее (резко обостряющееся, возводящееся в степень), но и вся полнота прошлого, несбывшегося, воображаемого.

Мы остаёмся богачами до последнего мгновения.

Может быть, если выйдем за пределы катастрофической ситуации, - это умение, знание об этом нам пригодится.
Tags: опыты невозможного, удел человеческий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments