Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Ad marginem

Скучаю по некоторым московским районам, топосам и урочищам, где давным-давно не была, где давно не случалось никаких причин / поводов быть – а чувственная, эстетическая потребность в них сохраняется. Походить, промять и поутаптывать пешим движением. По Измайлову, например, по району метро «Речной вокзал» и Бусиновской горке, по Пресне – району метро «Улица 1905 года». Это - вполне окраины моего биографического текста, его широкие поля, - но сколько же на этих полях содержательного накарябано мелким путанным почерком, как много этого мелкого промежуточного текста там набито (и сам биографический текст, который как бы «главный», без этих комментариев совершенно не так читается и вообще не полон. Мы, промежуточные люди - есть же у меня собратья по культурному типу? – вообще мыслим, чувствуем и живём примечаниями и маргиналиями). Я бы перечитала, и не раз, и ещё бы что-нибудь написала.

Вообще, подумала, если бы, не приведи Господь, случилось уехать из Москвы, - я была бы в этой ситуации подобна человеку, уехавшему без собственного архива: без собрания всех мыслимых разновидностей документов, от свидетельства о рождении до дневников и записных блокнотов, от школьных тетрадей и медицинских справок до кулинарных рецептов, заложенных не одним поколением юзеров между страницами архетипической «Книги о вкусной и здоровой пище». Москва – это такой город, который свидетельствует мне обо мне, о формах моего соприкосновения со временем (Петербург, второй мой вечный город-собеседник, свидетельствует мне – во внятных именно мне, но не единственно мне, формах - скорее о надличном, о человеческих формах переживания и выговаривания вечности. И вот куда я без этих двух городов сразу? Я же знаю, что, случись, не приведи опять же, уехать из России, - я нигде не буду в полной мере человеком, не смогу. Всегда буду только неисполненной – в конечном счёте, загубленной - заготовкой для человека. Человеком я могу быть только в некотором единстве со средой, человеческой и предметной.) Что же ещё будет меня удостоверять, подтверждать и уточнять мне меня в собственных моих глазах (другим-то это явно неинтересно)? А мне это очень надо – как и вообще само то чувство, формулировку которого вычитала я много жизней назад, в перестроечной прессе (помнится, будто в журнале «Юность») у Фазиля Искандера: «человек сам на себе не кончается». Контекст у фразы был, конечно, свой собственный, но это и неважно, выдрала из контекста, забрала, как всякую формулу, набила нужным себе содержанием. Мне важно быть таким человеком, который сам на себе не кончается, который составляет некоторое динамическое единство со своей средой – для среды как таковой, разумеется, совершенно не заметное, но главное, чтобы мне чувствовалось: богатство считываемых – и мне адресованных - контекстов и подтекстов, - и который, когда придёт та самая костлявая с косой, просто плавно в эту среду перейдёт и незаметно с нею сольётся.
Tags: Петербург, биографическое, московское, пешком, сопровождающие цитаты, чужое и своё, экзистенциальная география
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments