Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Мечты сбываются

Когда-то в далёкой-предалёкой молодости, после одной несбывшейся любви (впрочем, тут всё можно оспорить: и «после», и «несбывшейся» - но это отдельная тема, - важно, что несостоявшейся как реальная жизненная программа. Однако кое-что, в её время, под её влиянием сказанное, с некоторой горько-изумляющей точностью сбывается и по сей день.) и задолго до следующей (и следующей ли? – тоже отдельная тема), в процессе одного эмоционально напряжённого и откровенного разговора, сказала я, что не хочу я на фиг ни за какой к чертям собачьим замуж, а хочу я быть как Лидия Гинзбург – вести одинокий, затворнический и книжный образ жизни помимо и независимо от пола и возраста и всю жизнь только и делать, что писать, - притом такие тексты, которые не были бы ни художественной литературой, ни теорией литературы (очень мною тогда любимой как угол зрения), ни даже философией (любимой мною тогда едва ли не более всего остального), ни даже-даже дневником, - а вот такие промежуточные тексты, в которых, по моему тогдашнему разумению, возникает и растёт, не скованное жанровыми рамками и предписаниями, всё самое настоящее.

И было мне по слову моему.

Замуж меня Господь, правда, отправил, даже дважды (не иначе, для смирения и очеловечивания. Правду сказать, стоило.) Зато детей лишил (ведь не отказывалась, не сопротивлялась, напротив того, много, много напротив того) – как, впрочем, и «человеческих», так сказать, «жанровых», конвенциональных соответствий полу и возрасту. (В той же молодости, чуть позже, уже в той самой «следующей» любви, которая такая ли уж следующая, говорила я, - (уже) не гордясь, но сокрушаясь (в том первом-то высказывании были ох какие элементы гордости! Прямо даже она сама во весь рост), - что у меня нет пола и возраста. Того и другого – особенно «того» - уже отчаянно хотелось. Не-а, не сбылось. = Зато теперь возраста у меня хоть и нет [возраст – это отчётливая внутренняя стадиальная структура, определённая не столько психофизиологически, сколько, прежде всего, культурно. Это – вжитость и вработанность в определённые социокультурные роли, релевантные лишь на определённой жизненной стадии], зато старость есть. Оказывается, так бывает. Старости всё равно, есть у нас возраст или нет. Она, как смерть, - «приходит и забирает».) Лидией Гинзбург я, конечно, не стала, масштаб не тот (ну так ведь и не просила – хотела «как», вот тебе «как»), но стала и осталась промежуточным человеком, всю жизнь только и делающим, что пишущим промежуточные тексты.

Да, «и такие люди нужны» (это тоже цитата из одного референтного человека). Но ничто меня не убедит, что жанровое, возрастное и гендерное соответствие куда достойнее и плодотворнее, и вообще, промежуточные тексты не будут ходить ко мне на могилу и навещать меня в доме престарелых, если я, не приведи Господь, до него доживу.

Я никого не буду сковывать и обременять своим угасанием, распадом и уходом, вот ведь что. Я никого не оставлю - исчезнув - несчастным. Никто не будет по мне горевать. Я не увеличу количества страданий в мире.

В этом есть не только (предстоящая) беззащитность и бесследность, но и свобода и отсутствие вины (собственно - две стороны одного и того же). Ни перед кем не виновата.

Да, жизнь передать - особенно во всей совокупности её предметных подробностей: книжки, бумажки… - будет некому. Ну и что?

Не-а, это не про то, что «мысль материальна», в эдакое я не верю. Будь она, не приведи Господи, «материальна», я бы себе и не только себе такооого надумала. Это скорее про внутренние программы.

Как сказала классик, хочешь – пой, хочешь – вой, хочешь – бейся головой.
Tags: биографическое, возраст, любовь, несбывшееся, пристрастия, сбывшееся, сопровождающие цитаты, старость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments