Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Топосы бытия: Чертаново

Соберу-ка я и сюда (да и поразращиваю) чертановские заметки на ФБ. Здесь всё как-то надёжнее хранится и эффективнее ищется при надобности.

Чертаново – один из коренных топосов детства, выполняющий у меня функцию утраченной родины. Истинная моя «минимальная» родина, мой «ядерный» топос, откуда всё началось и за который всё держится – окрестности метро «Университет», Воробьёвых гор, Ленинского и Ломоносовского проспектов, - к великому счастью, не утрачена, обитаема мною по сию пору и подпитывает, чем может. Здесь очень хорошо дышится – психологически, конечно, - сам внешний вид этих пространств сообщает мне особенную, спокойную и надёжную внутреннюю свободу (состояние, мало мне вообще свойственное, но здесь его можно черпать горстями, грести охапками), и нигде не бывает надо мной так много неба, как над Воробьёвыми горами. У этих мест есть своё время. Здесь всегда чуть-чуть - всегда, в любое из времён года, – записанная на эти пространства, как на пластинку – ясная ранняя осень, любимейшее и главнейшее из состояний мира. Здесь человек (во всяком случае, если он – я) всегда получит свой глоток сентября. А во дворах Красных Домов – всегда немного густой июль, склоняющийся в август, спелый, как малина, с большими запасами тепла внутри, на все холода. – И тем не менее, видимо, для полноценной душевной динамики и для качественного, простигосподи, смыслогенеза человеку необходимы и родины = точки генезиса – утраченные, куда можно и необходимо время от времени ездить за подлинностью существования. Тут важно само напряжение утраты, сама задаваемая ею дистанция.

Чертаново – одно из таких. Чертаново - черновик моего бытия, быстрыми небрежными штрихами прочерченная его, будущего, схема. (Метро «Университет» - густой его замес, замешивание материала для его лепки.) С Чертановом связаны несколько огромных, интенсивных лет детства. И эти годы до сих пор огромнее всех остальных, - соперничать с ними в огромности способно только младенчество. (Но оно, конечно, и не соперничает, - тихо довольствуется своим.)

Находилась в пятницу по Чертанову (мало, конечно, но лучше хоть сколько-то, чем совсем никак) – и всё думаю об этом.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Дома Северного Чертанова строились на моих глазах – долго, долго, как казалось тогда, детское время длинное, - и неимоверно волновали воображение. Мнилось, в них должно было быть совершенно особое состояние времени-пространства, позволяющее путешествовать во времени (любимая до навязчивости, если не сказать - до одержимости идея детства) или улетать в космос прямо на этих домах, как на ракетах. Казалось, там должны жить необыкновенные люди - или, если они вдруг обыкновенные, то, пожив там, должны необыкновенными становиться. Рассказывали, будто там есть двухэтажные квартиры, что опять-таки воспламеняло воображение и почему-то вселяло в мой юный ум (впрочем, тоже любимую с младенчества до одержимости) идею двойственности бытия, тайного (а то и явного) близнечества вещей. Мечтала попасть внутрь - ни разу не случилось.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

По этим местам хорошо ходить и думать (по крайней мере, мне). Они и тогда, в детстве, представлялись, и, раз так впечаталось тогда, то и теперь кажутся идеальной рамой для самосознания: с их сдержанными, небрежными, как бы несколько черновыми, а теперь уже и несколько усталыми формами (постарели, обветрились новостройки семидесятых! Как я помню новизну этих пространств, их юную, негнущуюся жёсткость, их удивлённость самим себе.) они не навязывают себя восприятию, позволяют ему работать в своём ритме, не отвлекаясь на окружение. Такого, конечно, не делают мои родные окрестности Ленинского - Ломоносовского, которые сами по себе – полнокровная, самовластная речь. Их надо слушать и слышать, они много чего сообщают (представляю, каково человеку, живущему, да в повседневном режиме, в совсем насыщенных и эстетически напряжённых городах, таких, как, например, Прага. Нет, я себе этого не представляю.)


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Чертановские улицы – пространства на грани бормотания и молчания. Пространства шуршащей внутренней тишины, тихого дыхания. Пространства для внутренней жизни.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Мне и сейчас иногда (как приеду туда, так особенно) хочется там жить. Всё воображается, что это задало бы жизни какую-то (совсем) другую формулу. Впрочем, несбывшееся - великий утешитель.
Tags: lieux de mémoire, γενεσις, Красные Дома, Чертаново, биографическое, несбывшееся, памяти детства, фото, экзистенциальная география
Subscribe

Posts from This Journal “Чертаново” Tag

  • До оснований, до корней, до сердцевины

    В начале жизни (глубоком, еще допражском) отчаяннее всего хотелось уехать - все равно куда, ради самого жеста уезжания-освобождения, csak innen el,…

  • Юго-Запад

    Родной город – как родной язык (замените «родной» на «изначальный», я не против): некоторые вещи убедительнее, точнее, безусловнее всего…

  • Ars apodemica: из черновиков ненаписанного

    Есть два вида путешествий (наверняка больше, но эти два основных, «ядерных» типа есть точно). Это (1) те, что приводят человека в соприкосновение и…

  • В копилку несбывшегося

    На самом деле мне мечталось сегодня (…вот допишу Текст!…) поехать пошататься в Чертаново, - есть у меня такой ритуал возобновления самой себя,…

  • Топос бытия

    Нашла сайт о Чертанове - одном из важнейших моих биографических топосов, с огромным количеством старых фотографий. Кладу под лапу, буду вдумчиво,…

  • О формообразующих константах

    Надо бы добраться мне до Чертанова, пока днями совсем не завладели холод, дождь и мокрый снег. Есть у меня такой ритуал: хоть раз в год (чаще,…

  • О некрасивом

    Вчера, озверев от расшифровки очередного интервью (механическая работа хороша уже тем, что обостряет тоску по разнообразию мира, а следственно,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments