Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О культуре старости: возраст как смыслообразующее начало

Сегодня вышел у меня ну спор не спор, но некоторое, во всяком случае, расхождение мнений по поводу недавнего моего поста о старении (http://yettergjart.livejournal.com/115502.html ), где было, среди прочего, сказано, что «нам» - людям сегодняшних европейских культур – и мне как одной из них - недостаёт «культуры старения»: принципов строительства себя, специфичных для этапа угасания жизни, постепенного выхода из неё. Собеседница моя nickolavna возразила мне, сославшись на пример своего знакомого, который в 60 лет катается на велосипеде, прекрасно выглядит, замечательно себя чувствует и думать не думает ни о каком старении, – что не нужна нам никакая культура старости, а напротив, единственное, что нужно – это культура не-старения (http://yettergjart.livejournal.com/115502.html?thread=1253934#t1253934 ). То есть, по идее, человек должен быть молодым «всегда» - по крайней мере, как можно дольше; то есть молодость – это единственно правильное и единственно достойное человека состояние. Всё, что сверх того, получается (это я договариваю сейчас – пытаюсь прояснить логику позиции, - собеседница моя об этом не писала) – сдача позиций. Пораженчество, малодушие, сотрудничество с разрушением, хаосом и смертью.

И вот что мне по этому поводу думается. Безусловно, этот человек – и тот, кто живёт похожим образом - заслуживает большого уважения и симпатии уже потому, что противостоит разрушению и активное участие в жизни представляет для него ценность. (Для меня тоже представляет!) Дело, однако, в том, что разрушения всё равно наступает – пусть у кого-то медленнее и позже, чем у других – и что всё равно из жизни приходится уходить. Так вот, для меня речь идёт о том, чтобы неким образом организовать собственную душевную (именно душевную, что бы ни происходило с телом!) деятельность в свете этого.

У меня нет ужаса перед старением (ну, по крайней мере, сейчас, пока оно ещё вроде бы почти никак себя не манифестирует, кроме этой самой лёгкой дальнозоркости и пары-тройки седых волос на макушке – смешно и говорить). Грусть – есть, но это совсем другое дело (ХА! По какому только поводу у меня нет грусти!!… :-)). И вот что точно есть – это чувство старения как ЗАДАЧИ.

Как была когда-то – в отрочестве, от которого у меня сохранилось много-много поведенческих рудиментов – задача ВХОДА, ВРАСТАНИЯ в жизнь, освоения её, - так встанет однажды задача (я не утверждаю, что передо мной она УЖЕ стоит, но ведь встанет же) ВЫХОДА из того, во что мы некогда вошли; стадия завязывания связей сменится стадией высвобождения из них. Задаче должна бы, по идее, соответствовать и некая совокупность внешних (а заодно и внутренних) навыков, совокупность которых я и называю «культурой»: как всякая культура, эта совокупность должна иметь возможность передаваться от человека к человеку НЕМНОГО независимо от душевных особенностенй обоих. То есть, в ней должен быть некоторый момент универсальности.

Кстати: очень вероятно, что «культура старости» совсем не обязана отменять ни поездок на велосипеде, ни прочих занятий, свойственных, по идее, людям более ранних возрастов. Она вообще не (совсем) к этому относится, по крайней мере по моему чувству. Она относится – повторяю – к организации душевной жизни, к смысловой работе, связанной с приближением ухода из жизни. Всё время, до самого конца делать вид, будто это к нам не относится – занятие не самое содержательное. Тем более, далеко не факт, что содержания старости – и даже убывания – исключительно негативны.

Построение собственного поведения – лишь следствие этой смысловой работы.
Tags: возраст, работа убывания, разговоры на расстоянии, старение, экзистенциальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments