Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Памяти погибшего чемодана: Любимые банальности, они же Терапия потерей

Потеря (особенно – большая, хотя наша, сравнительно с тем, что вообще возможно, просто исчезающе мала) – урок не только смерти (репетиция – очередная – расставания [удивительно: за жизнь, казалось бы, так нарепетируемся, что в конце концов это вообще уже не должно бы представлять никакой трудности, а нет ведь…], вплоть до расставания с телом: ушедшие вещи – тоже часть тела, да ещё и формирующие его принципы), но и жизни: она позволяет увидеть (и обрадоваться!), как много у тебя, оказывается, осталось. Обеднение подчёркивает твоё богатство, фокусирует внутреннее зрение на нём. Лучше потерь этого ничто не умеет делать: всё остальное гораздо менее эффективно уже хотя бы потому, что потеря – сильнее и принудительнее. Не захочешь, а прореагируешь.

Надо ли повторять ту банальность, что потери – точки роста? (даже – зоны его: совокупности точек). – Безусловно надо. Она хоть и банальность, но неочевидная. – Так и хочется вернуться в своё обжитое, точно подогнанное предметное (почти уже не-предметное) тело, принять привычную до естественности форму. А вот фиг тебе. Расти.

Каждая потеря – акт взросления и рождения, голубушка. Пока не станет от (внутренних) зубов отскакивать, не устану повторять. Рождение без боли – не настоящее, взросление без травм и утрат – тоже. Всякая потеря – инициация: хотя бы в состояние-без утраченной вещи. В состояние с «хоть на миг, а иным» модусом и тонусом.

И, конечно, каждую потерю можно рассматривать как жертву (а эту последнюю, между прочим, - как коренное условие человеческого, ну, одно из). – Этими вещами мы пожертвовали Молоху небытия.

Да, глубокая философия на мелких местах. Но дело-то в том, что и на мелких местах, и на глубоких – везде, везде одна и та же вода.

Раздумывая, в хождении по Риму, о некоторых аспектах участи своей, думала я и о том, что жизнь совершенно одна и та же и в гуще Рима, и на больничной койке (то есть, что на самом деле она не убывает и не скудеет на этой последней, разве уходит внутрь, ну и, может быть, переструктурируется немного). Так и здесь: и боль от конца некоторого этапа жизни, и боль от утраты старых удобных кроссовок – это одна и та же боль (просто входит в разных точках), и говорит она об одном.

Об уязвимости и драгоценности человеческого – всего, о его одушевлённости и невозвратимости – и о возможности, возможностях жить без утраченного, о чём же ещё.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/167191.html. Please comment there using OpenID.
Tags: антропология вещи, жизнь и смерть, о болевом зрении, открытие очевидного, работа роста, сопровождающие цитаты, утраты, экзистенциальная оптика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments