Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

О некоторых невозможностях и о природе любви

В связи с недавним рассуждением о несоответствиях (http://yettergjart.livejournal.com/103178.html ) вспоминается мне и один разговор, который случился у нас с rasso_maha вот здесь: http://yettergjart.livejournal.com/99833.html?view=1128953 Это о том культурном топосе, согласно которому для полноценной и эффективной жизнедеятельности (в том числе и ради самой возможности, будто бы, любви к другим) необходимо «любить себя» - причём не просто принимать, а именно «любить», - именно это всегда представлялось мне столь же загадочным, сколь и невозможным. (А речь об этом зашла в связи с разговором о природе свободы).

Вот что сказала мне rasso_maha: «Человек должен… (отвратительное слово, но замены ему не нашла) любить себя, чтобы хотя бы уважать своего ближнего, он не должен разрушать целого, часть которого - он сам. Разрушая его, он разрушает себя.»

Аргументация от «целого» показалась мне убедительной; более того, соотнесение себя с Целым вообще чувствуется мне основой всякой этики. Проблематична для меня здесь только привязка этого к любви к себе.

Казалось мне всегда – да и сию минуту кажется, - что любить можно только что-то / кого-то отличного от себя, поскольку любовь - это, среди прочего, внутреннее усилие преодолеть расстояние между собой и не-собой; а с собой - принципиально, по типу другие отношения: себя вполне можно, например, ПРИНИМАТЬ, ну или УВАЖАТЬ, ежели находится за что... – На что rasso_maha мне ответила, что «принимать и уважать как раз лучше остальных, а себя надо любить, так как преодолеть внутреннее расстояние между собой и собой - внутренними противоречиями - это, мне кажется, больше, чем понять и полюбить кого-то другого».

Не знаю, больше ли (разве мы БОЛЬШЕ любого произвольно взятого Другого? Что до внутренних противоречий, они всегда, чувствуется мне, в конечном счёте укладываются в нас в какую-то цельность, иначе бы и не существовали вместе, «под крышей» одной личности; весь вопрос в том, в какой мере мы сами способны эту цельность проследить / прочувствовать / артикулировать), но вот уж чего точно не знаю, так это того, как можно формулировать отношения с самим собой в терминах любви и переживать отношения с собою как любовь.

Вопрос-то на самом деле очень актуальный, ибо у меня с собственной персоной отношения болезненные и конфликтные. С годами стало легче, но всё-таки осталось ещё много трудного. И у меня совсем нет ответа на вопрос: а что значит "ЛЮБИТЬ себя"? Что такое "любить ДРУГОГО" - я могу себе представить в большом многообразии аспектов этого состояния: это когда человек волнует нас, - весь, в целом и каждой подробностью; когда мы любуемся им; когда чувствуем значительным - Бог весть почему! - всё, что имеет к нему отношение; когда нам передаются его эмоциональные и даже физические состояния; когда мы хотим участвовать в его жизни и в таком участии чувствуем свой смысл и оправдание... А с СОБОЙ - это как бывает / должно быть?

Как можно любить человека, который тебе во многом неприятен? Я во многом неприятна себе до сих пор: и по многим телесным характеристикам, и по многим душевным движениям (ну, такой уж мне исходный материал достался. Всерьёз: ведь человек точно так же ВСТРЕЧАЕТСЯ с самим собой, как и с другими - как с данностью. Находит себя в какой-то момент относительно "готовым". Что пластичным, поддающимся до известных пределов изменениям - другой разговор; сейчас важно, что материал для таких изменений уже даётся нам готовым. И: "мы сами", находящие его готовым - отличны от него). С чем-то я научилась как-то справляться, на что-то научилась не обращать внимания, но в общем-то оно никуда не делось. В общем, пришлось выстроить сложную систему усилий и компромиссов.

Такого человека можно (а то и должно) постараться понять и принять, это я понимаю. Но как его любить? И, главное, почему это должно непременно благотворно отразиться на любви к ближнему? (Есть в числе культурных топосов и такой, согласно которому непременно должно). Вот это мне непонятно.

...А ещё не потому ли отношения с собой устроены принципиально иначе, чем с другими, что диапазон возможностей нашего воздействия на других, ИЗМЕНЕНИЯ их - куда более узок? Другой всё-таки в бОльшей степени - тайна для нас, чем мы сами для себя (хотя и мы для себя - тайна в конечном счёте). Тут оснований для смирения больше. А любовь и тайна, любовь и смирение как-то очень существенно связаны.
Tags: культурный прессинг, любовь, межчеловеческое, навязчивое, невозможности, разговоры на расстоянии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments