Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Categories:

Ярославское: от Москвы на северо-восток

С Ярославским вокзалом связано столько всего, что уже простое пребывание на нём даёт полноту жизни, даже избыток.

Ярославская дорога вытягивает этот избыток в цельную прямую линию, в ровный белый гул.

Болшево – причелюскинское, симметричное Челюхе место (тоже – через станцию от Мытищ), как бы челюскинское Зазеркалье, челюскинское иносказание и инобытие (понятно же, что в слове «Болшево» мне в детстве слышалось «волшебство», только без той розоватой обманчивой, летучей лёгкости, которая скользит в самом слове «волшебство», - болшевское волшебство было тяжеловесное, тусклого золота, и от того ещё более настоящее. Страшноватое, конечно, как настоящему и положено). В это Зазеркалье можно ездить радостно, без вечного моего чувства вины перед этими местами и неотделимой от них собственной жизнью (впрочем, от этого чувства не отделима вполне, наверно, никакая моя привязанность). Ну, почти без. (В самое Челюху ездить слишком больно и остро, по крайней мере, пока – но, думаю, будет ещё очень долго.) В этих местах, независимо от их настоящего содержания, для меня – особенный мир и ясность, глубокая медленная тишина. Сюда, на ближний северо-восток от Москвы, можно ездить просто за глотком тишины и дорефлективной гармонии с миром. И обязательно, обязательно по железной дороге, без её ритма взаимоотношения с этими пространствами неполны.

Удивительно, что по внутреннему чувству эти пространства для меня почти монохромны: ровно- (и густо-, и тёмно- : ель!) зелёное - и серое в исключительном богатстве оттенков. Детство вообще (моё) небогато красками (их, ярких, даже не хватало; а случившись, они перевозбуждали, вгоняли во внутреннюю экзальтацию), зато чрезвычайно насыщено оттенками.

Сколько умиротворяющего, создающего внутреннюю протяжность в одних только здешних названиях: Северянин, Лосиноостровская (в детстве очень волновало это двойное «оо»: что-то, мнилось, финское, вкрадчиво-чужое – а потом вдруг слово освобождённо выкарабкивалось на русский, очевидный, шершавый и поверхностный, солнечный песочек: «…стровская». Уф, всё понятно, проехали). Что-то настраивающее на долгий-долгий – и неторопливый, вдумчивый, даже несколько хладнокровный - путь. (А Тайнинская, Господи! – с тёмным колыханием имени, станция, на которой меня, неполных пятнадцати лет от роду [июнь 1980-го, прохлада, пасмурно, мирно тикающее слово «электричка»], пронзило внезапным пониманием, острым озарением-пунктумом, непонятно с чего вдруг взявшимся, почти соматическим содроганием, - что «поэзия спасёт мир», потому что она – живой, явленный и убедительный порядок, его бесспорный опыт, который удержит… не знаю даже от чего. От распада и хаоса, наверно. – Вот это – те самые места, где «живая точность – точность тайн». Места, специально созданные для медленного в них погружения.)

Глубокий, влажный, прохладный слой бытия. (Грибница бытия, вот что это такое.)

В пространствах, неотделимых от детства, есть особая – дособытийная глубина (раннее, близкое сну детство было дособытийным, оно не нуждалось в событиях, оно было событием само себе; от редких, неизменно и обескураживающе крупных Событий по глади раннего детства долго, долго расходились круги), которой – даже сопоставимой с которой – никогда не будет в других местах и в других временах. (На этом месте вдруг подумала, что, кажется, сильная любовь – та, что не от симпатии, не от совместимости и не от родства душ, но от чего-то более тёмного и властного – то единственное, в чём после раннего детства можно с этой глубиной встретиться: сильная любовь сродни раннему детству.) Там – большие стратегические запасы - на всю жизнь хватит! – глубины и тишины.

Кто за чем отправляется в детство, а я – за молчанием (in-fans – не-говорящий). Раннее детство – естественное право молчать и не участвовать в мире (то есть, молчать даже действиями). Я вспоминаю детство как очень осзерцательное состояние. = Подумаешь, что слово и действие уже самим своим вторжением в мир что-то нарушают в нём: нарушают тонкие равновесия, разрывают тонкие связи. – В слове и в действии человек непременно играет какую-то роль (неминуемо упрощающую его, в которой он неминуемо частичен), а в молчании он целен – и ВЕСЬ.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/95522.html. Please comment there using OpenID.
Tags: lieux de mémoire, silentium, Челюха, Ярославская дорога, любовь, памяти детства, перидромофилия, экзистенциальная география
Subscribe

Posts from This Journal “памяти детства” Tag

  • И видно небо далеко

    И было у меня в детстве, особенно позднем – в тринадцать, четырнадцать, уже ближе к юности - такое жгучее очарование миром, что, чувствовалось,…

  • До оснований, до корней, до сердцевины

    В начале жизни (глубоком, еще допражском) отчаяннее всего хотелось уехать - все равно куда, ради самого жеста уезжания-освобождения, csak innen el,…

  • Переприсвоение пространства: Речной вокзал

    Здравствуй, мой давний бред, башни стрельчатый рост. - Как-то умудрилась я много жизней и исторических эпох подряд, с детства, не бывать на Северном…

  • Щупая свежеотпечатанную книжечку

    И до сих пор мне, рукописному существу, странно и несколько чуждо видеть себя в печатном, отчуждённом виде, - к журнальному и газетному формату…

  • Форма спасения

    В дальней юности – и даже ещё в детстве, когда мне хотелось, мечталось и планировалось ещё заниматься литературой профессионально, мне не затем…

  • О переприсвоении пространства

    А ходили мы вчера - в рамках становящегося традиционным переприсвоения пространства после долгого воздержания от него - от Ломоносовского проспекта,…

  • По результатам экспедиции

    Кстати сказать, вчера, обходя окрестности, мы нежданно набрели на пункт выдачи "ОЗОН"а на улице Крупской (в том самом доме, где была незабвенная…

  • Переприсваивая

    ...но мы упрямые и намерены выжимать реальность, пока из неё не брызнет масло. Вычертивши окрест дома круг диаметром два километра, выяснили, что…

  • В событийной тишине: система предчувствий

    …но кроме всего прочего, прежде всего прочего, нынешний затвор имеет все возможности стать для нас великой школой восприятия – всего: и мелочей, на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments