Balla Olga (yettergjart) wrote,
Balla Olga
yettergjart

Category:

Эппель

Я ничего не писала сюда об умершем на днях Асаре Исаевиче Эппеле, но всё время в эти дни о нём думаю, - и очень надо что-нибудь сказать в благодарность ему. Нет, знакомы лично мы не были, но он – безусловно один из тех, кому я обязана громадными областями себя, существенной частью своего внутреннего образного и интонационного фонда. Собственно, достаточно было бы даже одного Бруно Шульца, заговорившего со мной впервые в 1991, кажется, году именно его русскими словами: и сию минуту помню буквально опьянение от этого густого, синестетически напряжённого текста – это были «Коричные лавки» в «Иностранной литературе» (знаю, не он единственный переводил Шульца, но для меня он был первым). Но Эппель был куда больше, хотя бы уже потому, что был проводником в два культурных мира – польский, который очень волновал меня в юности, и еврейский, который волнует меня всегда. И Башевис Зингер для меня, не знающей, кроме отдельных слов, ни идиша, ни иврита, и Шимборская для меня, так и не выучившей польский, - это всё Эппель, и разве их теперь разделить? Кстати, был он проводником и в не всяким хоженные области русского языка и русского языкового сознания. Он был моим внутренним собеседником и содумателем в его собственных книгах, его «Травяная улица» однажды и навсегда стала частью моей персональной Москвы (а Дрогобыч Шульца, которого я никогда не видела, и Люблин Зингера, и Краков Шимборской, которые надеюсь ещё увидеть [а вдруг и Дрогобыч случится?] – частью моей экзистенциальной географии).

О нём хорошо сказал Борис Дубин: «Эппеля, и поэта, и прозаика, привлекал непривычный ритм, выпуклая деталь, под углом поставленное слово, всё так или иначе выбивающееся из ряда, но не хаотическое, а отсылающее к другому строю – более затейливому, узорчатому и притягивающему этим внимание. Это был словесный и смысловой порядок, который хочет быть видим (рискну назвать его барочным).»

Вот-вот, именно: отсылающее к другому строю – через его тексты (переводные или нет – всё равно же свои!) просвечивал иной, сложный и сильный порядок, не вполне видимый здешним глазом, но чувствующийся всей кожей.

Так хорошо, что он был. Конечно, он был одной из образующих сил внутреннего счастья, которое теперь никуда уже не денется.

This entry was originally posted at http://yettergjart.dreamwidth.org/95168.html. Please comment there using OpenID.
Tags: утраты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments