дудит в дуду

Трудофф плоды:

(о книге: Владимир Сорокин. Русские народные пословицы и поговорки. — М.: Издательство АСТ: CORPUS, 2020)* // https://sovlit.ru/tpost/eg2iktisni-russkie-pogovorki-ot-vladimira-sorokina

*Сайт sovlit отчего-то предпочитает рецензии без заголовков. Да пожалуйста, нам не жалко 8-)

Сорокин_пословицы
csak néz

Трудофф плоды

Самое антропологическое из искусств: Школьное кино как умысел и вымысел (О книге: Вадим Михайлин, Галина Беляева. Скрытый учебный план: антропология советского школьного кино начала 1930-х – середины 1960-х годов. – М. : Новое литературное обозрение, 2020. – (Кинотексты)) // Учительская газета, №42 от 20.10.2020. = http://ug.ru/samoe-antropologicheskoe-iz-iskusstv/
looking in the sky

Добыча

19.10.20.

Елена Новожилова. Хорошо темперированный дневник.
- М.: Издательские решения, 2020;

20.10.20.:

Фернандо Пессоа. Рубайят
/ Перевод, вступление и примечания И. Фещенко-Скворцовой; научный консультант Педру Серрау. - М.: Текст, 2020.
looking in the sky

Время собирания всего

Времена вроде нынешних хороши тем, что стимулируют – существенно сильнее прочих, прямо-таки вынуждают, в иных ситуациях отвертелась бы – к изысканию ресурсов (даже не только смысла, это само собой, но прежде всего прочего) полноты и яркости жизни. Её интенсивности и внутренней свободы одновременно. Гармонии и конструктивности.

Долго ли, коротко ли продлятся наши ограничения в разном, начиная с перемещений по большому свету (и о, как понятно, насколько не самая большая это печаль), время, на них отведённое, - благословенное время собирания: вообще-то всего, но в первую очередь, знамо дело, себя, разбросанной по местам, обстоятельствам, ситуациям, обязательствам. Ограничения хороши тем, что выявляют главное – заставляют его выявлять. (Как поздняя осень, как выгоревший октябрь, да.)

Главное всё-таки это использовать.

Азат Галимов. Фрайбург ранней весной. Германия. 50х402015
Азат Галимов. Фрайбург ранней весной. Германия.
вверх!

Сама такая

Ну вот, выгорел золотой октябрь, уходит в дым, уголь и золу - и пришла настоящая, честная, точная осень. Она не морочит голову красотой и обещаниями, не старается нравиться, не врёт и не усердствует попусту, как всё, что старается нравиться, - и ничего не надо доказывать ей в ответ, с ней легко и не стыдно за свою темноту и нескладность: она понимает и принимает, она сама такая.

Выгорай, выгорай.
горит

К экстатике повседневности

…и ещё, когда всё время сидишь дома (мне, которой ещё расти и расти до шестидесяти пяти, ходить и даже ездить формально можно, но работы набрала столько, что каждый глоток воздуха при каждой вылазке становится ворованным, каждым обжигаешься и бежишь в смятеньи, чтобы не чувствовать себя виноватой, тем более, что таковою чувствуешь себя постоянно и так) – и вот когда, словом, вот это всё, - выход на улицу и глотки воздуха, именно в силу своей редкости, исключительности, экстатичности невероятно прочищают мозги, шарахают по ним, как нашатырный спирт, обновляют и проясняют восприятие так, как прежде это удавалось, пожалуй, только дальним поездкам. Каждая деталь – острая, выпуклая, ароматная, значительная (приближающаяся по выпуклости, остроте и значительности примерно к тому, как это было в начале жизни, когда ещё мне были новы все впечатленья бытия), каждая бросает в дрожь. Простая вылазка на улицу становится исключением, экстатикой.

Осень, время медленности, созерцания и дистанцирования, разогрелась до невероятного внутреннего накала. Ну, по крайней мере это хороший опыт.

И совершенно очевидно, что во время этой внутренней разогнанности до избыточных скоростей (особенно парадоксальной в свете того, что внешнее ускорение этому никак не сопутствует: сидишь за компьютером, разве что быстрее стучишь по клавиатуре) начинаешь пуще прежнего ценить всяческие техники (внутреннего же) замедления, вроде разглядывания осенних листьев (зависания взглядом на них), смакования осеннего воздуха, осенних запахов. Осень – вообще время высочайшей концентрации мира. Случайное, суетное облетает. Проступает основа.

гаснет октябрь

Collapse )
ecset

К многообразию реального

Ездить, конечно, хочется до бреда.

С другой стороны, если бы мы 1-го числа, как и было задумано, уехали на Северный Кавказ, - мы бы теперь уже и приехали, и всё бы кончилось.

Бывшее и небывшее уравниваются в статусе (онтологическом, каком же ещё), а по прошествии времени вообще слипаются в один труднорасчленимый, нерасчленимый (жаркий, многоцветный) ком, -

и не только потому, что и того и другого в равной степени нет, но и потому, что то и другое в равной степени, с равной настойчивостью присутствует в воображении.

Collapse )
szemüveg

И чтобы ничего не пропадало -

К 95-летию со дня рождения А.Д. Синявского -

- и моё совиное пёрышко в благодарность Андрею Донатовичу с минуты 21:12. Ну и среди хороших людей.



(Примерно вот что библиофаг сказал:

Collapse )
дикоросль

Тоски по странствиям (в основном) плоды:

Дикоросль-40 // http://7i.7iskusstv.com/y2020/nomer10/balla/

Как ни удивительно, в Риме нет воображавшихся о нём всю мою жизнь «классичности» (монументальной правильности, царства образцов, линейки для измерения ВСЕГО, а заодно и тяжеловесности) и строгости. Он эклектичен и (гармонично)-беспорядочен, — и это оказывает странно-освобождающее действие.

SAM_2626
Зелень январского Рима