f. Snork

Да, а глория-то мунди -

- по рассеянности, конечно, не записала. А потом и не найдешь, - так что пусть будет здесь.

Съедобные книги. Ольга Балла-Гертман и ее волшебный чемодан [Интервью Дмитрию Волчеку для Радио Свобода] // https://www.svoboda.org/a/31187747.html. = 7 апреля 2021.

Текст и вопросы - Дмитрий Волчек. Ответы - я многогрешная.

"Библиофаг пожирает книги. Он включает их, если угодно, в свой психосоматический метаболизм, делает их неизъемлемой частью своего жизненного процесса. Книги для пожирания избираются в точном соответствии с сиюминутными душевными потребностями библиофага, сращиваются в процессе чтения в причудливые, лишь самому библиофагу, и то не всегда, ясные смысловые единства, а главное – непрестанно комментируются", – объясняет Ольга Балла-Гертман в предисловии к своей книге "Библионавтика. Выписки из бортового журнала библиофага", вышедшей в издательстве "Совпадение". Это коллекция книжных рецензий – их более 60, и многие впервые были опубликованы на сайте Радио Свобода.

Ольга Балла-Гертман рассказывает о том, как стала писать о книгах, о своих литературных пристрастиях и антипатиях, а также объясняет, чем библиофаг отличается от коллекционера-библиофила.

– Ольга, я читал в вашем фейсбуке, что вы отправились на выставку Non/fiction с чемоданом и все ваши приобретения в него не влезли. Это был настоящий чемодан или гипербола?


– Это был настоящий чемодан на колесиках. Потребовался он прежде всего потому, что почти половину места там предстояло занять моей собственной, только что вышедшей книжечке, "Библионавтике" в лице десяти ее авторских экземпляров, остальное место – примерно половина чемодана, он небольшой, – было уделено купленному и подаренному. (Пришлось, конечно, прийти ещё раз, и ещё, и ещё… потому что половины чемодана на всё, конечно, не хватило.)

– Что же вы приобрели?
Collapse )читает2
хребты безумия

Небольшая, но дельная добыча 13.04.21.

(1) Сергей Сдобнов. Pioner Talks. 30 разговоров сегодня о том, что ждёт нас завтра. - М.: Эксмо, 2021;

(2) Катерина Гордеева. Человек раздетый: [девятнадцать интервью]. - М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2020. - (Человек раздетый);

(3) Наталия Слюсарева. В стране Аркансиль. - М.: Крафт+, 2020;

(4) Галина Маневич. Из двенадцати тетрадей. 2017-2018. - М.: Аграф, 2020;

(5) Алексей Парин. Дом семь квартира девять. Повесть, эссе. - М.: Аграф, 2020.
looking in the sky

Не одному лишь Александру Маркову* видеть филологические сны,

слетают они и на головы простых смертных. Нынче во сне некоторый человек (вполне определённый, но имя его ничего не скажет широкой общественности) объяснял мне, в чём состоит специфика художественных текстов. В них, говорил он, вымысел и реальность спят вместе, даже если живут по отдельности. И видят общие сны.

*Александр Марков - филолог, философ, историк и теоретик культуры, профессор РГГУ, видящий литературные, филологические и историко-культурные сны и публикующий их описания в фейсбуке. Эти сновидения как культурная форма уже подверглись теоретическому осмыслению, см.: Галина Закроева. Трансформация литературных мотивов в онейрических текстах А.В. Маркова // Антропология сновидений: сборник научных статей по материалам конференции / Сост., отв. ред. А.А. Лазарева. - М.: РГГУ, 2021.
írunk2

Трудофф плоды

Искусство соответствий (О книге: Павел Нерлер. Путем потерь и компенсаций: Этюды о переводах и переводчиках. — М.: Центр книги Рудомино, 2020) // Знамя. - № 4. - 2021. = https://znamlit.ru/publication.php?id=7940
то ли снится - то ли мнится

О способах самоутраты

Весна буквально орёт в окно своим нарастающим светом: бросай всё, выходи на улицу. Выходи единственно для того, чтобы быть там и впитывать всем своим существом все весенние смыслы, а всё остальное только повод, - без этого ты будешь маленькой, ничтожной, случайной, сколько ни сиди и ни вдалбливайся в эти свои тексты, которые ты наивно считаешь типа своим оправданием, но на самом деле они никому не нужны. И ты никому и ничему не нужна, ты нужна одному только огромному весеннему миру, который хочет сделать тебя своей частью и растворить в себе, и это единственное твоё назначение, если таковое вообще существует, а всё остальное для отвода глаз. Выйдя на улицу и растворясь в ней, - настаивает весна, - и только в этом случае ты будешь настоящим человеком в полном смысле, в огромный рост, даже тогда, особенно тогда, когда ты в этом мире без остатка растворишься. А не эти вот буковки твои. Разумеется, - уточняет она, - всё это разные способы самозабвения и самоутраты, но одни способы мощнее, глубже, а потому и предпочтительнее других.

Весна вообще заставляет основательно пересмотреть – перепрочувствовать – свои отношения со смыслами и предсмыслиями. То, за что человек цепляется вместо того, чтобы шататься по улицам, затем, чтобы по ним не шататься. – она умеет представить всему его внутреннему чувству как совершенно ничтожное. Все шаткие конструкции долга, обязательств и оправдания она заставляет шататься ещё сильнее – если не распадаться совсем. Нет тебе оправдания, - настойчиво повторяет она человеку, - нет и не будет. Иди, растворяйся в весеннем свете.
выглядывает

О невозможном

…вообще же у меня такое чувство, что человек ответствен не только за тех, кого, по классической до избитости фразе, приручил, но за всех, за всех, с кем ни приходится соприкасаться и на кого могут хоть как-то повлиять его движения или отсутствие таковых. То есть, на самом деле, если воспринять ситуацию в полный рост, - человек постоянно под громадным, многоатмосферным давлением ответственности.

Разумеется, в полном объёме такая ответственность невыполнима и даже неотслеживаема. Что, опять же разумеется, не мешает ей быть.

…а жизнь вообще только и делает, что хочет от нас невозможного, - возможное у неё и так есть. Но ей же мало.

(и вот только не надо о том, что «жизнь» ничего от нас не хочет. Хочет непрерывно. Вся жизнь – одно напряжённое поле ожидания.

Соответствовать которому, разумеется, совершенно невозможно.)