?

Log in

Гусейнов_История всего.jpg

Гусейнов Г. История всего: лекции о мифе. - Издательские решения. 2016. (http://philologist.livejournal.com/9019742.html)

Это на основе лекций автора для "ПостНауки". (А название-то сколь прекрасно.)

Надо будет в "Фаланстер" заглянуть.
Арабески Андрея Белого.jpg

(1) Арабески Андрея Белого. Жизненный путь. Духовные искания. Поэтика: сборник статей по материалам научной конференции / Ред.-сост. К. Ичин, М. Спивак. – М.; Белград: Филологический ф-т Белградского университета, 2017. – 718 с. Тираж 300 экз. ISBN 978-86-6153-303-7* (http://philologist.livejournal.com/8961069.html)

*300 экземпляров, так что зевать грешно. Надо ловить.

тем более, что:Свернуть )

Дразнит моё воображение также:

Чижова_Китаист.jpg

(2) Елена Чижова. Китаист. - М: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017.

"антиутопия, обращенная в прошлое: Советский союз не одержал победу в Великой Отечественной войне. Как бы протекала наша жизнь в этом случае?"** (http://by-milligan.com/blog/7-dolgozhdannyh-knig-2017-goda)

**Несбывшееся, инобиографическое и иноисторическое занимает меня безусловно, по определению. (Ну, то есть, в некотором отношении даже независимо от того, хороша ли книжка в смысле качества текста и глубины сказанного.) Следственно, читать.

И:

Мартинович_Шагал в Витебске.jpg

(3) Виктор Мартинович. Родина. Марк Шагал в Витебске. - М.: НЛО, 2017.

"<...> как говорит автор книги, это первая попытка реконструкции и осмысления отношений Шагала с родным городом."*** (http://by-milligan.com/blog/7-dolgozhdannyh-knig-2017-goda)

***То есть, о том, как человека формирует пространство. Как же не читать?

Phaenomenologia interior

В сущности, тоскую я всегда по одному и тому же: по интенсивности и полноте жизни - и одновременно по плотной её упакованности (в заданные структуры), по качественной её размещённости на обозримой, одним взглядом охватываемой территории: без пустот, без разрывов (хотя да, я могу придумать убедительное оправдание и пустотам, и разрывам. Оправдание-то придумать могу, но это не отменяет существующего прежде всех оправданий страха: страха пустоты, страха разрывов, - страха не-цельности). По, в конечном счёте, защищённости этой плотностью. Просто в разные времена этот, в сущности неизменный комплекс требуемых (в основном - вотще) от жизни качеств называется, волею биографических обстоятельств, разными именами. Выговаривается в разных образах.

Практики бессмертия

Повторения - и особенная их разновидность: рассматривание старых фотографий, бесконечное выращивание прошлого в себе - помогают справиться, хотя бы на уровне чувств, раз уж не вообще - с одноразовостью и однократностью мира. В конце концов, это утешающая - перед лицом обречённости всего, регенерирующая, терапевтическая практика. Восстанавливает, наращивает душевную ткань, стёсанную работой. Наполняет витальностью. Это не о прошлом. Это о том, что - раз случившись - будет теперь всегда.

Так утешаю я себя, чувствуя жгучий стыд и горькую вину за то, что вместо чтения и писания трачу остаток ночи и жизненные ресурсы вообще на непобедимо-сладкое - до зависимости - всматривание в фотографии старой Москвы, в память пространств, в давно исчезнувшие лица, в чужую сиюминутность, в свет и воздух другого времени. На то, чтобы заглядывать за пределы собственного существования - особенно в близкое преджизние - расширяя, растягивая эти пределы.

Порядочный человек на моём месте сделал бы хоть некоторые заметки к ближайшей работе, перевёл бы хоть пару строчек хоть в одном из давно лежащих, медленно ползущих переводов, прочитал бы, в конце концов, что-нибудь. Нет, не могу (ясное дело, что и не хочу) выдраться из этого чистого преждесловесного счастья, живого опыта бессмертия. Этим как будто чужим (да разве оно бывает чужое?!), как будто давно ушедшим временем наполняешься, как тёплым воздухом - и летишь.

Москва нашего преджизния. Село Алексеевское. 1964Свернуть )
Начало: А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ

И вот – после многоречивого алфавита, на выдохе - буквы молчания, разных его вариантов и модусов:

Ъ ъ, Ь ь

Буквы с пузырьками молчания внутри, стражи и накопители молчания. Буквы границы.

«Ъ» - буква-площадка, упорная буква-опора: подпирает пустоту, не даёт ей упасть на землю, разделяет её с землёй. «Ь», более чуткий и органичный, оставил эти старания: запускает в пустоту стебелёк-антенну, впитывает её.

Осторожные буквы, почти отказавшиеся от самих себя: растратившие звук, утратившие имена (скрываются за громоздкими псевдонимами: «твёрдый знак», «мягкий знак»), они остались чистой возможностью звуков, живой памятью об этой возможности. Это буквы пустоты, буквы воздержания от речи. Лишь в их настоящих именах ворочается, угасая, древнее рычание: «ер», «ерь».

Ы ы – вклинивается между двумя молчаниями особенный звук с его особенной буквой. Звук молчания, мычания, голос немоты, звук мучительного прорыва в послесловесные и послесмысловые пространства, щели между двумя безгласиями. «Ерь», комочек тишины, опирается здесь на посох – и только эта внешняя опора даёт ему возможность голоса.

Далее – буквы итога.

Э э

«Э»? – оборачивается буква к окликающему её алфавиту, растерянная, распахнутая – и формой, и наполняющим её широким звуком - прошлому. Буква-парус, наполненная, раздуваемая всем состоявшимся в алфавите бытием. Эта буква последнего охвата мягкой заботливой скобкой отгораживает азбуку от забуквенной тьмы, протягивает полочку (осознаёт ли сама, насколько маленькую?): разложить на ней набранный в буквенном пространстве опыт, рассмотреть его.

Ю ю

«Ю» свёртывает в трубочку свет алфавита, делает его металлически-тёмным. Примиряет техническое-прямолинейное и органическое-округлое, уравнивает их и уравновешивает. Буква-ключ запирает буквенное хозяйство, отворачивается от него, решительно поворачивает к нему жёсткую спину: всё, хватит. В какую тьму она вглядывается своим разбухшим, воспалённым оком?

Я я

Но совсем расстаться с самим собой у алфавита всё-таки не получается – и дело кончается ещё одной ретроспективной буквой.

Ясная (и самоуверенная в своей ясности) буква подведения итога спокойно и уверенно – отставив ногу-опору – оглядывается на пройденный путь, освещает его собой-фонарём, - но кроме пройденного, она ничего не видит, зрячесть и чувствительность её односторонни. Забуквенной тьмы «Я» - от неё отвернувшаяся - замечать решительно не намерена. Это - буква столь же рациональной рефлексии, сколь и намеренной слепоты.

Поэтому дальше движения нет.
В минувшем году у меня было какое-то неистовое, не по разуму, количество публикаций: 127, о чём бестрепетно свидетельствует нам счётчик меток в журнале, где выкладываются законченные и опубликованные тексты. Сто двадцать семь, Карл. И это ещё не всё написанное, часть написанного имеет выйти в наступившем 2017-м.

170113_трудофф плоды-2016.jpg

Я не думаю и не чувствую, что это хорошо, - это всё-таки большое и довольно бессмысленное самораспыление, обогревание улицы, которой улице, разумеется, нет и никогда не будет до меня никакого дела. Я довольно ясно представляю себе всю совокупность мотивов, по которым я это делаю, - понимаю и даже принимаю, но, в конечном счёте, не одобряю. Писать надо, на самом деле, большое и медленное. Но это – подозреваю, тот случай, когда нога попала в колесо: даже если я выскочу из этой круговерти, что вполне реально, я вряд ли напишу своё Большое и Медленное, потому что у меня нет для этого внутреннего масштаба, а тот, что, по некоторой вероятности, был, - давно растратился. И вся эта суета по одному из своих мотивов – конечно, гиперкомпенсация (обречённая, как всякая гиперкомпенсация) утраченного внутреннего масштаба. Но это безусловно лучше, чем ничего.

Но пуще того, в минувшем году я издала (вторую в своей жизни, первую в России и вызывающую у меня нежную благодарность за само её существование) книжечку. У неё было, неожиданно для меня, целых две презентации (вот одна из - аж в Доме Пастернака, охо-хо, но это великой милостью работников музея Ирины Ерисановой и Галины Лютиковой), она даже снискала несколько рецензий, а ещё по её поводу устроил со мною интервью Александр Чанцев, что я восприняла примерно как разговор с небожителем.

(Думаю же я в целом о ней примерно вот что.)

Это, конечно, тоже не достижение, поскольку всё это писалось урывками в порядке самоотвлечения от очередного обязательного в ЖЖ. (Теперь я, кстати, думаю, что зря написала в предуведомлении к Книжечке, что она по происхождению сетевой дневник, - это снижает сказанное ещё до того, как оно прочитано, сразу задаёт восприятие его как чего-то легковесного. Тогда как там - всё больше о трудном и грустном, я и на бумаге пишу то же самое, только куда труднее, грустнее и темнее. Статус же сетевого дневника «всего лишь» даёт возможность - или, скорее, заставляет - говорить обо всём этом в аспекте общечеловечности, изымая, насколько возможно, говоримое из моих личных, никому не интересных обстоятельств. Коротко говоря: сетевой дневник вынуждает к общечеловечности, тренирует в ней.)

Книжечка эта - средство не самоутверждения, но самовопрошания (и самоисследования), - даже в аспекте ее издания.

(Может быть, в этом прежде всего, - думаю я, - а не только, ха-ха-ха, в качестве текста, - отличие всего этого предприятия от собственно литературного проекта. В понятие литературы, мнится, как-то встроено представление о самоутверждении, о письме как социальном акте, о потребности в читателях, в рецепции, в рецензиях, создающих пишущему некоторый социальный статус. - Я не слишком могу себе представить, чтобы Книжечка, этот кусок (тихой) внутренней темноты, создавала мне некий «социальный статус» или была хоть претензией на создание такового. Представление о социальности в связи с нею смешно своей нелепостью, почти оксюморонностью. - Я согласилась / решилась ее издать исключительно с тою целью, чтобы посмотреть, что получится. - Вот, ЭТО и получилось.)

Изданное - побочный продукт повседневной возни самовопрошания, ее сшелушившаяся, сброшенная шкурка. Самовопрошание уползло дальше.

Библиофаг, одумайся

SAM_8642.JPG

Пока мы тут строим стеллаж в робкой надежде разгресть и упорядочить книжнохребтовый хаос, "НЛО", по своему обыкновению, нам обещает радости рая. На сей раз, в числе прочего, следующее:

"Шамма Шахадат. Искусство жизни: Жизнь как предмет эстетического отношения в русской культуре XVI—XX веков

«Искусство есть искусство жить» — формула, которой Андрей Белый, enfant terrible, определил в свое время сущность искусства, — является по сути квинтэссенцией определенной поэтики поведения. История «искусства жить» в России берет начало в истязаниях смехом во времена Ивана Грозного, но теоретическое обоснование оно получило позже, в эпоху романтизма, а затем символизма. Эта книга посвящена жанрам, в которых текст и тело сливаются в единое целое: смеховым сообществам, формировавшим с помощью групповых инсценировок и приватных текстов своего рода параллельную, альтернативную действительность, противопоставляемую официальной; царствам лжи, возникавшим ex nihilo лишь за счет силы слова; литературным мистификациям, при которых между автором и текстом возникает еще один, псевдоавторский пласт; романам с ключом, в которых действительное и фикциональное переплетаются друг с другом, обретая или изобретая при этом собственную жизнь и действительность. Вслед за московской школой культурной семиотики и американской poetics of culture автор книги создает свою теорию жизнетворчества.

Лев Клейн. Муки науки: ученый и власть, ученый и деньги, ученый и мораль

Начав с полевой археологии, выдающийся ученый Л.С. Клейн (р. 1927) много времени и сил посвятил теоретическим проблемам, связанным с основами археологического знания. В студенческие годы выступил с докладом, критикующим господствовавшее тогда «новое учение о языке» Н.Я. Марра. В середине 1960-х инициировал новый раунд в споре о роли норманнов в становлении древнерусской государственности, выступив с «антипатриотичных» на тот момент «норманнских позиций». В середине 1980-х обратился к изучению «Илиады», поставив под сомнение как авторское единство этого текста, так и признанное со времен Г. Шлимана расположение древней Трои. Многолетние занятия археологией и культурной антропологией, вопросами этногенеза и становления гуманитарных наук, академические штудии и преподавательская деятельность обрели в последние годы еще одну форму — интеллектуальную публицистику, предметом которой стало практическое существование научного знания. В собранных здесь эссе наука обретает почти утраченный ныне голос, не желая растворяться в хоре государственного и церковного патриотизма, разноголосице псевдонаучных разысканий и административных императивах академического начальства.

Генделев: Стихи. Проза. Поэтика. Текстология

В книге публикуется важная часть литературного наследия выдающегося русско-израильского поэта Михаила Генделева (1950–2009) в сопровождении реального, текстологического и
интертекстуального комментария. Наряду с не публиковавшимися прежде или малоизвестными лирическими стихотворениями читатель найдет здесь поэму, тексты песен, шуточные стихи и стихи на случай, обширный блок переводов и переложений, избранную прозу (мемуарные очерки, фельетоны, публицистику, литературно-критические эссе), а помимо собственных произведений Генделева — ряд статей, посвященных различным аспектам его поэтики и текстологическому анализу его рукописей.

уххх-хуСвернуть )

Под лапу же

Закладываю себе сюда под лапу, чтобы не потерялось, - здесь хранить удобнее всего.

(это электронная библиотека венгерских книг)

https://pim.hu/hu/dia
Про любовь и дружбу - чем отличаются. - Нет, не эротическим компонентом вообще (прекрасно мыслима и эротизированная / эротическая / пуще того, на эротике только и основанная дружба). Любовь - когда жжёт и горит (особенно - по нерационализируемым причинам, а ещё лучше того - вопреки разумному). Там, где не жжёт, а только тепло (особенно - когда причины рационализируемы, но это не обязательно, всё равно рациональное занимает в человеке не так уж много места), - там точно дружба. Или любая другая форма привязанности.

Жизнь как таковая

Теперь-то мне кажется, что когда я ни с кем не общаюсь (и ничего не делаю - чего почти не бывает, но всё-таки бывает иногда), - это и есть моя настоящая жизнь, настоящая жизнь как таковая, - чистая, самодостаточная основа существования, способная прекрасно обойтись без всего остального.

Бессобытийность - сама по себе большое, всеисчерпывающее событие. Оно не просто чистое - оно полное, переполненное самим собой.

"События" искажают бессобытийность, дробят её на заведомо мелкие, несамодостаточные части.

Из выписок

Михаил Айзенберг:

"<...> время — основной материал искусства. Краски, ноты, слова — это не столько материал, сколько средства, а реальный материал — именно время."

"Мне кажется, что стихи вообще пишутся не для людей, а вот для этого мира, который состоит из времени."

"Вообще присутствие поэзии в человеке как феномене очень архаично. Возможно, это самая архаичная из существующих форм человеческой деятельности. Это было всегда."

"Мне кажется, что поэзия — искусство не вполне авторское. Стихи пишет не поэт, а поэзия. А автор — её инструмент. И так было всегда. Отношения меняются, но это остаётся."

"Задача поэзии — говорить там, где нет языка, нет готовых слов и смыслов."

(Владимир Козлов. Поэзия перед выбором: умирать с Мандельштамом или выживать с Пастернаком? Разговор с поэтом и эссеистом Михаилом Айзенбергом // Prosōdia 2016, 4. =
http://magazines.russ.ru/prosodia/2016/4/poeziya-pered-vyborom-umirat-s-mandelshtamom-ili-vyzhivat-s-pas.html )
(1) «Всё будет, просто гений запаздывает»: интервью с Леной Элтанг // http://literratura.org/issue_publicism/2063-lena-eltang-vse-budet-prosto-geniy-zapazdyvaet.html ; http://gertman.livejournal.com/222921.html ;

(2) Грудная клетка перевода (о поэтическом вечере Елены Зейферт 12.11.16. в Доме Брюсова) // http://literratura.org/events/2071-olga-balla-grudnaya-kletka-perevoda.html ; http://gertman.livejournal.com/223067.html ;

(3) [Ответ на опрос "Лиterraтуры": Литературные итоги 2016 года. Часть I] // http://literratura.org/issue_publicism/2064-literaturnye-itogi-2016-goda-chast-i.html ; http://gertman.livejournal.com/223336.html ;

(4) [Участие в дискуссии журнала "Знамя" "Литература за пределами премий"] // http://magazines.russ.ru/znamia/2017/1/literatura-za-predelami-premij.html ; http://gertman.livejournal.com/223584.html.

Трудофф плоды-2016

Итоги 2016-го подведены ещё не все, - остался самый сладкий их пункт: сделанное. Запишем оставшиеся плоды трудофф минувшего года и тогда уж начнём их рефлексию и большой синтез. Итак:

(1) Вслушиваясь во время // Дружба народов. - № 12. - 2016. = http://magazines.russ.ru/druzhba/2016/12/vslushivayas-vo-vremya.html :

http://gertman.livejournal.com/218204.html
http://gertman.livejournal.com/218407.html
http://gertman.livejournal.com/218869.html
http://gertman.livejournal.com/219029.html
http://gertman.livejournal.com/219245.html
http://gertman.livejournal.com/219576.html
http://gertman.livejournal.com/219714.html ;

(2) Теперь навсегда (О книге: Уйти. Остаться. Жить: Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались» (2012—2016) /
Сост. Б.О.Кутенков, Е.В.Семёнова, И.Б.Медведева, В.В.Коркунов. — М.: ЛитГОСТ, 2016) // Дружба народов. - № 12. - 2016. = http://magazines.russ.ru/druzhba/2016/12/teper-navsegda.html , http://gertman.livejournal.com/219935.html ;

(3) [О книге: Михаил Айзенберг. Шесть. – М.: Время, 2016. – 480 с. – (Поэтическая библиотека)] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/220292.html;

(4) [О книге: Владимир Аристов. Открытые дворы: Стихотворения, эссе / Предисловие Д. Бавильского. – М.: Новое литературное обозрение, 2016] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/220647.html;

(5) [О книге: Василий Бородин. Мы и глаза: Стихи 2014-2016. – Владивосток, 2016] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/220719.html;

(6) [О книге: Сергей Жадан. Всё зависит только от нас: Избранные стихотворения / Перевод с украинского. – Ozolnieki: Literature without borders, 2016. - 128 с. - (Поэзия без границ)] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/221151.html;

(7) [О книге: Андрей Левкин. Битый пиксель. – М.: Коровакниги, 2016] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/221329.html;

(8) [О книге: Сергей Соловьев. Её имена / Вступ. ст. Станислава Львовского. - М.: Новое литературное обозрение, 2016. – 249 с. – (Новая поэзия)] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/221449.html;

(9) [О книге: Андрей Тавров. Снежный солдат: книга стихотворений в прозе. – Кыштым: Евразийский журнальный портал «МЕГАЛИТ», 2016. – 136 с. – (Только для своих)] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/221810.html;

(10) [О книге: Уйти. Остаться. Жить: Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались» (2012 — 2016) / Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. — М.: ЛитГОСТ, 2016] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/222074.html;

(11) [О книге: Людмила Херсонская. Тыльная, лицевая: Книга стихотворений. – Киев: Дух i Лiтера, 2015] // Воздух: журнал поэзии. - № 3-4. - 2016. = http://gertman.livejournal.com/222332.html.

Добыча 29.12.16.

(1) Михаил Шишкин. Пальто с хлястиком: короткая проза, эссе. - М.: Издательство АСТ; Редакция Елены Шубиной, 2017. - (Культурный разговор);

(2) Андрей Тавров. Нулевая строфа*. - М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2016. - (Humanitas);

(3) Дружба народов. - № 12. - 2016*;

** авторский экземпляр.

(4) Воздух: Журнал поэзии. - № 3-4 / 16***.

*** собственно, тоже вполне себе авторский экземпляр, разве что даром не дают.
Технические дерзости Эйфеля // Illustrated History: исторический журнал. - № 8. - Август 2016.

Добыча 28.12.16.:

(1) Illusrtated History*: исторический журнал. - № 8. - Август 2016**.

*Вопреки своему англоязычному имени, журнал русский и издаётся Исторической библиотекой, а зачем имя его англоязычно, того не ведаю.

**авторский экземпляр.

вотСвернуть )
(2) Марианна Сорвина. Сепаратисты Европы и Азии: От басков до курдов. - М.: Вече, 2016. - (Хроники современности)***

***подарок автора.

Языки бытия

А вытащу-ка из комментов, чтобы не потерялось и не забылось.

Есть у меня наблюдение, согласно которому чужой язык можно считать вошедшим в стадию более-менее углублённого освоения, когда начинаешь чувствовать его слова как бы физически, на внутренюю ощупь, с сопутствующими чувственными образами - без отсылок к тому, что это слова значат на твоих родных / внутренних языках, не ища перевода и не вспоминая о нём - даже если, предположительно, не знаешь значения какого-то слова. Эдакая лингвоэротика. Я удивилась, поймав себя однажды на таком чувстве в отношениях с итальянским, которого вообще-то никогда не любила и затеяла осваивать только из желания иметь с одним прекрасным итальянофилом общую область понимания. Вдруг в какой-то момент заметила, что чувствую бархатистые шкурки слов, их напряжённые мускулы, их горячие рёбра. Что они все живые и с ними возможно взаимодействие, что им можно доверяться, доверять, сопротивляться им или препираться с ними.
Пишучи некоторое время назад собственный читательский топ-лист 2016-го, я умудрилась некоторые книжки забыть. - Эти точно надо в топ, это важные книжки. - И ещё, наверно, вспоминать буду.

Нон-фикшн.

Русское:

(1) Варвара Малахиева-Мирович. "Маятник жизни моей...":
Дневник русской женщины. 1930-1954. - М.: АСТ, 2016;

(2) "Посмотрим, кто кого переупрямит..." Надежда Яковлевна Мандельштам в письмах, воспоминаниях, свидетельствах. - М.: Редакция Елены Шубиной, 2015 [читано в 2016-м];

(3) Алексей Миллер. Нация, или Могущество мифа. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2016.

Добыча

Светлана Волошина. Утопия и жизнь: Биография Николая Огарёва. - СПб.: Владимир Даль, 2016.

тоже плоды

(забыла учесть; исправляюсь)

Среда_6_обложка.jpg

«Среда» без границ (О презентации альманаха "Среда" в Российско-немецком доме в Москве 14.12.16.) // http://www.rusdeutsch.ru/Nachrichten/9163 ; http://gertman.livejournal.com/216947.html

Читать дальше...Свернуть )
Персональный (и, по обыкновению, разнузданно растянутый) топ-лист

ель4.jpg

Проза:

РУССКОЕ:

1. Сергей Кузнецов. Калейдоскоп:
расходные материалы (1885-2013). Роман. – М.: АСТ, 2016. – (Большая проза);

2. Татьяна Замировская. Воробьиная река. – М.: АСТ, 2015. – (Лабиринты Макса Фрая) [читано в 2016-м];

3. Всеволод Петров. Турдейская Манон Леско. История одной любви: Повесть, Воспоминания. - СПб. - СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2016;

4. Андрей Левкин. Битый пиксель. - М.: Коровакниги, 2016;

5. Андрей Левкин. Города как камни и представления. – Казань: Смена, 2016;

6. Олег Базунов. Записки любителя городской природы. - СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2016;

7. Александра Петрова. Аппендикс: Роман. - М.: Новое литературное обозрение, 2016;

8. Алексей Гедеонов. Случайному гостю. - Киев: Лаурус, 2016.

ПЕРЕВОДЫ:

1. Таня Малярчук «Лав – из»
/ Составление и перевод с украинского Елены Мариничевой. – М.: АСТ, 2016;
Читать дальше...Свернуть )
И немного о планах на новогодние каникулы:

планы библиофага на новогодние каникулы.jpg

Добыча

21.12.16:

(1 - 4) Новая Польша.
№№ 4, 6, 7-8, 9. - 2016;

(5) Екатеринодар - Краснодар: фотоальбом / фото И. Платонов, К. Достов, А. Рябухин, автор текста М. Никишова. - Краснодар: Платонов, 2010.

22.12.16:

(6) Салман Рушди. Два года, восемь месяцев и двадцать восемь ночей:
роман / Пер. с англ. Л. Сумм. - М.: Издательство АСТ; CORPUS, 2017.

поймала.jpg
Получила рецензию на книжечку от внимательного её читателя аж в "Воздухе" (!), полную неожиданных для меня мыслей, к сожалению, не получивших развития (места очень мало), только обозначенных. Сказанное было бы очень интересно обсудить с автором, тем более, что замеченного им здесь я сама не думала и не видела.

Сергей Сдобнов

Воздух. - № 3 / 2016


Ольга Балла. Упражнения в бытии. - М.: Совпадение, 2016. — 144 с.

"В прозаическом сборнике Читать дальше...Свернуть )

На полях

...так и пропаду среди чужих строчек. Уйду в них совсем. Провалюсь в зазоры между ними. Да - туда и дорога.

Работа и я

...зато как счастливо пишется текст, - буквально сам себя надиктовывает, сам себя нашёптывает в уши, - когда достигает объёма в 8-9 тысяч знаков. У него отрастают лапы и крылья (и хвост, которым он неконтролируемо бьёт по воздуху), и он начинает сам двигаться, водя, возя у себя на спине, а то и волоча - сопротивляющегося - своего изготовителя.
Отличается молодость от более поздних возрастов ещё и вот чем. В начале жизни непременно воспринимаешь кого-то - притом независимо от того, с какой степенью полноты ты его знаешь, а эта полнота никогда не велика достаточно, - не только мнение его, но само его присутствие, само существование как непременное, может быть – решающее условие собственной личности. Теперь это, кажется, уже не так.
(1) Сергей Гандлевский. Ржавчина и желтизна. - М.: Время, 2017. - (Поэтическая библиотека);

(2) Лев Рубинштейн. Причинное время. - М.: АСТ; CORPUS, 2016.

К планам на вечность

Не помню уж кто предположил, что в раю мы будем заниматься тем, что нам больше всего нравится. Из этого неукоснительно следует, что там я буду вечно рассматривать старые фотографии, снова и снова чувственно (а куда в раю без чувственности?) убеждаясь в неуничтожимости прошлого (значит - всего) и в неисчерпаемости момента.

напримерСвернуть )
(эпически звучит, однако)

Наконец запишу.

(1) Среда: Международный альманах литературы и искусства. - № 3 (6) . - 2016;

(2) Человек на земле: Литературный журнал. - № 9. - 2016;

(3) Вопросы литературы. - Ноябрь-декабрь 2015;

(4) Это всё о ней... Сборник памяти Татьяны Тихоновой. - М.: Русский Гулливер, Центр современной литературы, 2014*;

*я, к сожалению, не знала Татьяну Тихонову. Теперь узнаю.

(5) Андрей Галкин. Чудо-юдоль: Стихотворения. - Тула: ИП ПРЯХИН, 2016. - (Книжная серия альманаха "Среда");

(6) Андрей Тавров. Орфей. [роман] - М. - СПб.: Комментарии, 2000. - (Библиотека журнала "Комментарии". Серия "Александрийская полка");

(7) Нина Королёва. Анна Ахматова. "Души высокая свобода": Творческий путь поэта. - М.: ИМЛИ РАН, 2016;

Кроме того, бывши неделю уже назад в Иностранке (Библиотеке иностранной литературы), застала там раздаваемыми даром, уху-хуууу, номера журнала "Иностранная литература" за 2013 год. Оставались уже не все номера, взяла по экземпляру каждого из тех, которые были:

(8) Иностранная литература. - 2013. - №№ 1, 2. 7, 10, 12.

как-то такСвернуть )

Трудофф. Плоды.

Дикоросль* // Среда: международный альманах литературы и искусства. - № 3 (6). - 2016. = https://www.academia.edu/30469564/ДИКОРОСЛЬ_1_Среда.pdf

а также: http://gertman.livejournal.com/217328.html ; http://gertman.livejournal.com/217421.html

*под этим именем намерены отныне продолжаться упражнения в бытии.

DSC_0179.JPG
Фото Елены Зейферт

Счастьище

Уху-хууу, ухху-хууууу, ПРЯМО НА ЗАВТРА ничего делать не надо. - То есть вообще - столько всего надо, что едва упомнишь, но прямо на завтра - не-а.

Ухххх как я пойду сейчас книжечку интересную читать.
сегодня, 14 декабря, в 19:00 в Российско-Немецком доме в Москве

по адресу: Малая Пироговская, 5 (станция метро «Парк культуры», «Спортивная»; внимание - ст. м. "Фрунзенская" временно закрыта!, от "Парка Культуры" ходят заменяющие метро автобусы "М"), в Конференц-зале на 5-м этаже
(там же, где представлялась свету, смущаясь и потупя взор, и моя книжечка, )

состоится очередное заседание Литературного клуба Международного союза немецкой культуры «Мир внутри слова», а на нём -

презентация очередного номера (2016 -3 (6)) альманаха "Среда".

Среда_6_обложка.jpg

Международный литературный альманах «СРЕДА» (издается с 2012 года) ориентирован на ценителей современной литературы, включает в себя поэзию, прозу, литературно-критические заметки и статьи, стихотворные переводы и экспериментальные тексты авторов, проживающих как в России, так и за её пределами.

Центральный герой встречи – поэт, переводчик, исследователь литературы Патрик Валох, Зальцбург (Австрия).

Почётные гости вечера – поэт, доктор филологических наук Юрий Орлицкий, известный переводчик немецкой поэзии Вячеслав Куприянов.

В вечере участвуют составители, члены редколлегии и авторы альманаха «Среда»: поэты Владимир Пряхин, Николай Милешкин, Елена Зейферт, Георгий Геннис, Наталия Черных, Всеволод Константинов, Людмила Вязмитинова, Борис Кутенков, Андрей Цуканов, поэты и переводчики Вячеслав Куприянов, Андрей Галкин, критик Ольга Балла-Гертман.

В этом выпуске альманаха главенствует немецкая тема. Среди авторов – российские немцы Елена Зейферт и Георгий Геннис, австрийский поэт и переводчик Патрик Валох, переводчики немецкой поэзии Вячеслав Куприянов, Елена Зейферт, Андрей Галкин. В стихах выступающих преобладают немецкие мотивы.

Составители альманаха и ведущие вечера: Владимир Пряхин, Николай Милешкин, Елена Зейферт.

Мероприятие проходит на русском и немецком языках.

Средь авторов и я, недостойная.

Работа и я

...а ещё бывает, что о некоторых текстах / книгах пишешь единственно потому, что хочешь иметь к ним отношение. Что хочешь разделить с текстом его жизнь более интенсивно, чем если бы ты его просто прочитала.

Основной объём моей дурацкой бесплодной (и во многом бесплатной) занятости - отсюда.

Работа и я

Изматывает в работе больше всего не труд работы как таковой, не количество и качество усилий - они как раз могут быть и очень радостными, даже когда забирают много ресурсов, - особенно если интересно (мускульная радость ума и воображения). Более всего прочего выматывает связанное с работой напряжение, создаваемое тревогой о том, что не успеешь к сроку и будешь виновата, что сделаешь не так и будешь виновата, что не сделаешь, не приведи Господи, вообще и будешь виновата..., - напряжение, созданное самим фактом обязанности и обязательства. Вещи скорее этического и социального порядка, чем усилия и саморастрата как таковые.
...невроз смысла и результата - ну хотя бы просто смысла, Бог уже с ним, с результатом, есть же люди результата и люди процесса, для этих последних результат - только повод к насущно потребному, вожделенному процессу, но вот смысл, смысл... - без него никак, всё сознание сопротивляется его отсутствию, пусть день хоть с капелькой смысла пройдёт, хоть с маленькой его, с Древа Бытия соструганной, стружечкой, и тогда всё будет нормально, нельзя без смысла день отпустить. Так вот, конечно же, этот невроз, страх бессмыслия, страх пустоты - всего лишь страх смерти и исчезновения. За "смысл" цепляешься как за собственное неисчезновение - как хоть за какую-то его форму. Понаделать всего как можно больше, понаделать хоть чего-нибудь - заговорить небытию зубы, засыпать ему этим понаделанным глаза. Мнится, что время ли, бытие ли, вещество ли жизни в "смысле" загустевает и делается менее текучим, а в идеале - и вовсе твердеет и остаётся нерастворяемым целым. Конечно, мнится, - чем лучше, чем значительнее результат твоих смыслообразующих усилий - тем надёжнее он удерживает тебя в бытии, тем менее ты и смертна.

А вот фиг тебе, голубушка. Фиг тебе.
Это опрос про травелоги и литературу, в котором отвечали, конечно, другие, а я пофыркивала в усы ой - придумала идею, назадавала им всем вопросов и сочинила предисловие. Вот:

Одинокие голоса проводников: Писатели о травелогах // http://literratura.org/2037-odinokie-golosa-provodnikov.html

Картинка о странствующем:
в поезде.jpg
Мария Закрученко. Презентация книги «Упражнения в бытии» Ольги Балла // http://literratura.org/events/2046-prezentaciya-knigi-uprazhneniya-v-bytii-olgi-balla.html
Рассказываю Александру Чанцеву о корнях и ветвях своего интеллектуального существования:

http://literratura.org/issue_publicism/2036-olga-balla-gertman-zhadno-hotelos-inoustroennogo.html

Ольга Балла-Гертман: «Жадно хотелось иноустроенного»

1972.08.jpg
Библиофаг в пору огромного и бессистемного (с) чтения


По случаю выхода книги «Упражнения в бытии» (М.: Совпадение, 2016) критик и эссеист, постоянный автор «Лиterraтуры» Ольга Балла-Гертман рассказала Александру Чанцеву о своём детском чтении, научно-популярных СМИ, желании стать философом, интенсивности жизни, «Живом журнале» и идеальной книге.

Александр Чанцев: Ольга, вы не только пишете много, но и об очень широком спектре книг. Нон-фикшн всех цветов и проза, сугубо научная литература и поэзия, философия и травелоги. Есть ли у вас какие-либо (само)ограничения? Например, я никогда не пишу о поэзии хотя бы в силу недостаточного с ней знакомства…

Ольга Балла-Гертман:
Я бы сказала, что как раз сплошные ограничения. Есть (увы!) слишком много областей знания и культурных форм, к которым я невосприимчива или равнодушна. Например, я плохо восприимчива к политической истории и к истории права, безразлична к спорту и его истории, равнодушна к криминальным и военным сюжетам. Едва воспринимаю кинематограф, почти совсем не – театр, оперу и оперетту. (Область моей восприимчивости, я бы сказала, почти совсем ограничена буквами на бумаге.) Чуть лучше воспринимаю живопись, но даже не как искусство, а, скорее, как совокупность чувственных впечатлений, витальных стимулов (её воздействие на меня, я бы сказала, досмысловое, – поэтому о понимании тут говорить не приходится). Ничего не смыслю во всём, что связано с музыкой, и совершенно глуха к технике и естественным и точным наукам, не говоря уже о математике, являющейся в страшных снах со школьными сюжетами и по сию пору.

Всё, к чему я хоть как-то восприимчива, видится мне Читать дальше...Свернуть )
Сладкое занятие - писать читательские итоги уходящего года (как всегда, в последний момент, сквозь кровавые слёзы, но что делать). Очень возможно, что я простодушный идеалист, который мало чего в жизни видел / читал (скорее всего, так оно и есть), что моё опьянение текстами - прямое следствие моей ограниченности (не могу забыть дискуссию с Женей Вежлян на ФБ об ограниченности нашего поколения, успевшего повзрослеть при советской власти, - мне теперь всё время возвращаются мысли о моём неанглоязычии, которое, конечно, закрывает мне глаза на огромное количество литературных явлений в свете). Но у меня такое чувство, что в этом году на русском языке было счастливо много больших, значительных текстов и книг, текстов-событий. Само их существование, сама возможность стать частью жизни этих текстов и книг исключает отчаяние и даёт даже немного чувства собственной ценности. Большие тексты щедро делятся с нами ценностью. И даже если это иллюзия (как оно, скорее всего, и есть), её есть смысл зафиксировать как некоторую реальность.
а то опять забуду.

˜

Крупные вещи жизни (О книге: Марина Москвина, Юлия Говорова. Ты, главное, пиши о любви: Эпистолярный роман. — Москва: Лайвбук, 2016) // Дружба народов. - № 11. - 2016. = http://magazines.russ.ru/druzhba/2016/11/krupnye-veshi-zhizni.html ; http://gertman.livejournal.com/217631.html
...и видят лишь Небеса, насколько, до какой степени навязчивости люблю я перемещение в пространстве - чистое, как мысль, перемещение в нём - и как благодарна я всему, что даёт мне такую возможность. Как здорово месить ногами тающий снег на тротуарах иных, безразличных ко мне городов (и как я им благодарна за это безразличие - оно бывает нужно ничуть не менее, иной раз и более, чем участие). Это, в некотором смысле, то именно состояние, когда "ничего не происходит" - ничего, кроме самого перемещения, самоцельной и самоценной его динамики: оно, она ничего не хочет от человека, просто даёт возможность ощутить бытие чуть сильнее - как ветер позволяет почувствовать воздух. Внутри этого движения, как в хранилище с отчётливо видимыми полками, можно размещать, распределять мысли и чувства - и благодаря этому яснее их видеть.
(1) Ольга Седакова. Путешествие с закрытыми глазами. Письма о Рембрандте. - СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2016. - (Orbis pictus);

(2) Ольга Седакова: стихи, смыслы, прочтения. Сборник научных статей / Ред.: Стефани Сандлер [и др.]. - М.: Новое литературное обозрение, 2017. - (Научное приложение. Вып. CLX)

Трудофф. Плоды.

Европейский словарь философий.jpg

Разрабатывать разрывы. Европейский словарь философий: контуры нового Просвещения (О книге: Европейский словарь философий: Лексикон непереводимостей / Под руководством Барбары Кассен. Перевод с французского. – Т.1. – Киев: Дух i лiтера, 2015) // http://www.svoboda.org/a/28165633.html ; http://gertman.livejournal.com/218005.html

уху-хууу

Нас (с книжечкою) номинировали.

http://www.west-consulting.com.ru/news.php?id=210

Правда, в этом списке кого только не номинировали, вплоть до, не к ночи будь помянута, Марининой, зато мы здесь в соседях и с Андреем Левкиным, с "Битым пикселем", а это искупает всё решительно. О таком соседстве можно только мечтать. - Вау, и с Тавровым. - А в номинации "Поэзия" (при том, что там список тоже люто разнородный) вообще есть соседи потрясающие.

Премия называется "Писатель ХХI века", и это её лонг-лист (мы с книжечкою в номинации "Проза"; по мне. так это скорее "Нон-фикшн"), неизвестно мне о ней примерно ничего, но зато слава. Мировая, какая же ещё! :-P
или Библиофаг в Доме Пастернака.

Теперь хоть сама узнаю, как это всё выглядело.

Дикорастущий разговор о книге Ольги Балла "Упражнения в бытии" (М.: Совпадение, 2016)

Про книжечку

Поселю-ка я сюда текст шпаргалки, писанной мною к двум презентациям книжечки - 03.12. и 05.12. - и произносившийся на них с некоторыми вариациями.

***

Попытаюсь взглянуть на этот текст двумя типами взглядов одновременно: изнутри, поскольку я знаю, как и почему это писалось, и извне, как бы взглядом рецензента.

Прежде всего, попробуем понять, что это за тип письма, каковы его возможности, чем он интересен.

(Лучше всего, конечно, я бы об этом написала, просто потому, что письменно лучше и полнее думается.)

Понятно, что это – фрагментарное письмо, родственное, с одной стороны, дневнику (чисто формально, поскольку речь идёт о подённых записях, и здесь они даны подряд – принципиально подряд, без деления на, скажем, тематические рубрики), с другой – дневнику сетевому (опять же в значительной степени формально, потому что писался в интернете, в порядке отвлечения от текущей работы, на её полях, - но не только поэтому, к чему мы ещё вернёмся.)

Сама для себя жанровую принадлежность этого текста я определяю примерно так: «дневник без дат» и «автобиография без фактов».

Без дат, потому что даты тут не важны, важны скорее два аспекта времени – всевременность и сиюминутность. То, что происходит здесь-и-сейчас – и то, что происходит всегда, что может произойти когда угодно.

Выражение «автобиография без фактов» - сожалея, что не я сама его придумала – я с благодарностью заимствую у Фернанду Пессоа, книга которого в этом именно жанре, с названием в русском переводе «Книга непокоя» (знающие португальский говорят, что это неточно, что здесь в оригинале другое слово, которое обозначает более острое, жёсткое состояние, - но это примечание в скобках). Но в русском переводе она вышла только в этом году, очень сожалею, что мы с нею не познакомились раньше, у неё были бы все возможности на меня повлиять.

Я бы добавила к этим двум, по видимости парадоксальным формулировкам и ещё одну, тоже Читать дальше...Свернуть )

Добыча 05.12.16.

Non\fiction закончилась, но продолжает приносить свои дары (да, так бывает, ибо в области чудес невозможного нет!):

(1) Алексей Гедеонов. Случайному гостю. - Киев: Лаурус, 2016*;

*уже заглянула - едва себя оттуда выдрала. Сладкая книжка.

(2) Дитер Томэ, Ульрих Шмид, Венсан Кауфман. Вторжение жизни: Теория как тайная автобиография / Пер. с нем. М. Маяцкого. - М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2017. - (Исследования культуры).

Хочу свиться в клубок и всё это читать. И больше ничего, ничего не делать

Кроме того, неистощимые в своей щедрости Небеса послали нам следующее:

(3) Юваль Ной Харари. Sapiens: Краткая история человечества / Пер. с англ. Л. Сумм. - М.: Синдбад, 2016;

(4) Навстречу недоверчивому солнцу: Антология литературы российский немцев второй половины XX - начала XXI в. / Под общ. ред. Е.И. Зейферт. - М.: РусДойч Медиа, 2016.

Календарь

Январь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com